Доступно и всерьез о людях и  взаимоотношениях между ними
Добро пожаловать в Socionics.org Войти | Регистрация | Помощь
in Найти
.

Николай II

Последний ответ: deLaVega   03/03/2017, 18:45   Ответов: 107
Страница 3 из 8 [Всего 108 записей]   « 1 2 3 4 5 » ... Последняя »
Сортировать сообщения: Previous Next
  •  03/29/2006, 9:00 1162370 in reply to 1158448

    А Есь тем более не может быть таким гадиной!
    Габен же стал таким, потому, что Габен не может руководить страной никогда.
    Почему с презрением я отвергаю монархию ?
    Да потому, что королём может стать Габен или Есь! А какой из него король?
    Примерно, как из Путина - царь! Тут некоторые хотят в России переворот устроить, Путина царём посадить... Все об этом только и говорят!
  •  03/29/2006, 9:06 1162376 in reply to 1158448

    То, что сейчас творит во Франции Франсуа Миттеран (ИЛИ), чем-то похоже на упрямство Николая II, приводившее часто к бунтам.
  •  03/29/2006, 9:16 1162379 in reply to 1162370

    Какой Франсуа Миттеран? Он же давно умер, этот старый разврвтник.
  •  03/29/2006, 9:29 1162382 in reply to 1158448

    Жак Ширак, разумеется. Оговорился.

    А Миттерран фейсом на ЛСЭ похож, хотя толком я его не типирвоал, не поручусь.
  •  03/29/2006, 12:57 1162442 in reply to 1158448

    Позвольте мне присоединиться к мнению Славы. Николай - страшный человек. И страшен не личными качествами, а именно полнейшим ничтожеством. Полулегендарная идиличность отношений в семье (а точнее то, что Николай был элементарным подкаблучником) не извиняет его как правителя. Из него бы вышел неплохой германский князек, чьи владения оканчиваются в двух метрах от порога, но никак не император находящейся в глубоком кризисе империи. Он лично (не семья) сполна заслужил пулю за Ходынку, за расстрелы рабочих, за втягивание страны в две совершенно ненужные ей войны, за позор Цусимы, за загубленный русский Дальний восток, за доведение страны до двух революций и гражданской войны. Он, несет огромную долю ответственности за 60 миллионов ее жертв.
  •  03/29/2006, 21:19 1162533 in reply to 1158448

    Да, согласен.
    Но с точки зрения ТИМа. Кто он? и почему?
    (Он больше всего на свете любил дрова рубить)
  •  03/29/2006, 22:06 1162549 in reply to 1162533

     Слава О wrote:
    (Он больше всего на свете любил дрова рубить)

    Потому что дрова он понимал лучше людей.

    Помню поразившую меня сцену: После обеда, проходившего в кругу дочерей и супруги, Николай доставал портсигар и со словами - А теперь разрешается присутствующим закурить, закуривал.Smile [:)]

     

     

  •  03/30/2006, 1:04 1162671 in reply to 1162370

     Слава О wrote:
    А Есь тем более не может быть таким гадиной!

    Габен же стал таким, потому, что Габен не может руководить страной никогда.


    Слава, Славушка..... Фашизм-то рождается как раз вот из таких высказываний.
    Только у некоторых появляется всееврейский заговор, а у некоторых всегабеновская неспособность к царствованию и всеесенинская неспособность быть гадинами.
  •  03/30/2006, 6:27 1162939 in reply to 1158448

    ИМХО он был Есенин.
  •  03/30/2006, 6:53 1162963 in reply to 1162939

    Этик, но не БЭ, ... Бетанский виктим. Не совсем понятно, почему не Гамлет. Кто-нибудь может ответить? Интересно мнение чувствующих, что не гамлет Smile [:)]
  •  03/30/2006, 7:46 1162997 in reply to 1158448

    Да ну! Гамлет... Шутят тут!
    Его называли Ананасом. Ибо он любил говорить: " А НА НАС Господь возложил..." Все смеялись, а он только печально (так!) смотрел на окружающих, не понимая, отчего они смеются!
    А это, знаменитое... "Мы, Николай II..."
    Никакой харизмы. Это его и погубило. А у Гамлетов она есть.


     

  •  04/29/2007, 1:42 1261039 in reply to 1162963

    Великая княгиня Мария Павловна перед кончиной Александра Третьего сказала о Николае: «У этого маленького человека в каждой складке мантии сидит самодержец». Николай второй, действительно, был самодержцем-абсолютистом до мозга костей. Величайшим заблуждением огромного большинства, не только народа, но и интеллигенции, было, что Николая считали беспомощным и слабым человеком. Конечно, он человек не крупного калибра, весьма узкого кругозора, небольшого образования; но он по натуре деспот, завистлив и хитер элементарной хитростью и двоедушием. Его министры были ничтожны не только потому, что он выбирал их по своему масштабу, но и потому, что ум, талант и сила неизбежно от себя отвращали царское величество. Общеизвестна его ненависть к Столыпину, которому Николай бесспорно был многим обязан. В черносотенных кругах незадолго до убийства Столыпина прямо говорили, что он человек конченый. Николай имел все черты азиатского царька. Уже подписав отставку обер-прокурора синода Самарина, он лобызает его на прощание. Уже вызвав Поливанова в ставку, он на вокзале весело шутит с Сухомлиновым, который-де думает, что выходит в отставку. Витте Николай ненавидел прежде всего за то, что накануне 17 октября он запугал его, топая ногами и разыграв сцену притворной истерики в присутствии императрицы. Один из приближенных к Витте чиновников рассказывал по всему Петрограду, что, приехав от царя с докладом, Витте хватался за голову, бегал из комнаты в комнату с видом затравленного зверя. «Иметь с ним дело! О, иметь с ним дело!» - вопил Витте. Иные из приближенных говорили, что Николай добр. Быть может – к домашней челяди. В его голубых глазах, однако, нет ни теплоты, ни ласки. Он держался за власть с каим-то исступлением и фанатическим упрямством, словно дрожа за свою жизнь и отождествляя ее с властью. Его система была сложной системой недоверия ко всем. Этим объясняется постоянная наличность какого-то сверхсоветника. Таким был одно время Клюев, которого царь, вопреки явному правительству, рассылал для ревизии страны. Таким мог бы стать Демчинский, знаменитый «предсказатель погоды», если бы Демчинский не свел бы быстро все дело на получение субсидии его журналу «Климат». Таким был Филипс, князь Путятин, наконец, Распутин. Царская система напоминает управление султана, где за визирем смотрит султанша, за султаншей евнух, за евнухом истопник, и которые все могут в один прекрасный день погибнуть от рук телохранителя.
    Круг идей Николая, как можно судить по его делам и «полному собранию речей», конфискованному догадливой цензурой, был крайне ограничен. В последнее время его упрямство равнялось безумию. По всему Петрограду ходило обращение к царю всех великих князей и княгинь по поводу ссылки Дмитрия Павловича. Он и тут остался упрямый, непреклонный, словно не чувствуя и не понимая, что погружается в бездну. В сущности, в последнее время он был едва ли вполне нормальным.

    Николай II и Вильгельм II.
    В самом начале войны, произнося с балкона дворца речь к жителям Берлина, Вильгельм, потрясая в воздухе какой-то бумагой, говорил: «Вот у меня в руках доказательство вероломности русского императора». Но бумаги этой не оглашал. Ему нужно было убедить свой народ, что в войну он вероломно вовлечен. Но окончательно дискредитировать Николая II, видимо, не входило в его расчеты. Он тогда был уверен в скорой победе и, конечно, лучшего монарха для побежденной России не желал бы и поддерживал бы его всеми силами. Что же это была за бумага?
    Граф С.Ю. Витте, ненавидевший Николая II, рассказал нескольким лицам о следующем обстоятельстве:
    Во время японской войны, когда дела с самого начала пошли неудачно, а внутри начались волнения, Николай II выработал совместно с Вильгельмом II оборонительно-наступательный союз России и Германии, направленный против Франции, составленный, окончательно заготовленный, но еще формально не заключенный. Текст его находился: написанный рукой германского императора – у Николая II, а текст, написанный рукой Николая II – у германского Императора (так в тексте). Однажды в минутут отчаяния Николай II показал Витте этот текст союзного договора. Витте пришел в ужас и прямо завопил:
    - Ваше величество! Разорвите это, разорвите скорее!
    И сумел убедить в ужасе этого договора настолько, что Николай II надорвал текст, а Витте его уничтожил в клочки.
    Вот, быть может, та таинственная бумага, говорившая о вероломности русского императора, которой размахивал Вильгельм, но содержания которой все-таки не оглашал, чтобы окончательно не погубить своего временного врага, прошлого и будущего вернопреданного почти что слугу.

    Николай Романов и его близкие.

    Чрезвычайно характерный штрих переворота: у отрекшегося императора не осталось друзей, готовых разделить дальнейшую участь царя. Его покидают родственники, близкие люди и оставляют отнюдь не из страза перед революцией, - скорее со вздохом облегчения.
    Ключ к разгадке лежит в самом характере Николая, скрытном, мелочном, чудовищно властолюбивом.
    С девяностых годов он тесно сошелся с семьей графа Д.С. Шереметьева, с двумя сыновьями которого был на «ты». В подмосковной Шереметьевых в июне 1894 года состоялось представление московского кружка славянофильствующих дворян будущему царю. В краткой речи Николай отметил, что его идеал – эпоха Алексея Михайловича, когда русский народ не знал западнических увлечений. У Шереметьевых низложенный император встречался с принцессой Алисой Гессенской, когда придворный этикет не позволял пред свадьбою царю часто заезжать к невесте, наконец, престарелый граф Сергей Дмитриевич вел все переговоры о браке Николая, являясь поверенным интимнейших тайн.
    Несмотря на эту близость, Николай без колебания порвал с семьей графа в 1896 году только за неосторожное слово о скупости царя по отношению к погибшим на Ходынке. Лишь через 10 лет состоялось примирение между давними друзьями, но влияние Шереметьевых уже не возродилось.
    Никто из приближенных не мог поручиться за завтрашний день, исключая ведавших дворцовую охрану, министра двора, коменданта; ни к кому Николай не питал и особых симпатий. Получив в Киеве известие о начавшейся агонии у Столыпина, он приказал шурину премьера А.Б. Нейдгардту выехать вместе с ним в Чернигов, так как Нейдгардт не докончил доклада о запасном земстве. Узнав о смерти графа И.И. Воронцова-Дашкова, пользовавшегося исключительным положением в придворных кругах, царь бросил вскользь свите: «зажился старичок, любил его покойный отец».


    Сухость, неискренность – отличительная черта отрекшегося императора, прозванного придворными «византийцем». Всегда наружно спокойный, обладавший, подобно всем Романовым, богатой памятью, страстью к злословию, он умел больно кольнуть неугодных лиц, сохраняя ласковую приветливую улыбку. Полицмейстер царско-сельских дворцов д.с.с. Александров, начавший службу еще при Александре II, вспоминает такие факты. Освящается храм Воскресения на Крови, митрополит Антоний устало читает молитвы, царь, обращаясь к Александрову, приказывает передать владыке, что «он служит не у госпожи Победоносцевой, обожавшей шепотом». Антоний побледнел, но читать стал громко.


    Приезжает с докладом граф С.Ю. Витте вскоре после опубликования манифеста 17 октября. Царь принимает его, окруженный свитой, дабы иметь поддержку в случае противоречий премьера; Витте докладывает о необходимости внешнего займа во Франции, что было обставлено условиями, касавшимися внутреннего положения России.
    Николай прерывает доклад вопросом: «Неужели, С.Ю., вам мало дворца на Каменноостровском, или думаете на комиссионные купить имение в Ницце. А впрочем прошу продолжать». Витте продолжать не смог, отговорился усталостью.
    В высшей степени любопытные отношения царя к М.В. Родзянке.
    12-го февраля, за две недели до революции, В.Г. Щегловитов, вернувшись из Царского села, сообщил шталмейстеру М.Е. Нироду и ген. Е.Н. Волкову, что ему с трудом удалось отговорить царя от приема председателя Гос. Думы. «Государь запуган, Родзянко может подтолкнуть его на непоправимый шаг».
    В заключение не лишне привести отзыв митрополита Питирима о Николае II:
    «Царь недалек умом, считает себя посланником Господа на земле. Эта струнка самая чувствительная в его характере».
    Так отзывались об отрекшемся императоре даже преданные ему люди.


    Вскоре после убийства Распутина царь в ставке принимал доклад командующего юго-западным фронтом ген. Брусилова. Доложив Николаю II о благополучном положении на фронтах, ген. Брусилов отметил, что в армии производят крайне неблагоприятное впечатление слухи, связанные со смертью Григория Распутина. Царь резко оборвал генерала словами: «Думайте, генерал, о фронте, и не расширяйте ваших обязанностей заботами о делах тыла».
    Сцена эта происходила в присутствии многочисленных лиц свиты.


    Несколько месяцев назад Николай к ген.-майору и личному другу своему командиру Преображенского полка фон-Дрентельну с просьбой взять на себя командование войсками петроградского военного округа, на правах помощника командующего войсками с особыми полномочиями. Дрентельн категорически отказался, заявив, что полк предпочтет сражаться до последней капли крови на позициях, нежели исполнять полицейские обязанности в тылу. С этого момента фон-Дрентельн перестал выполнять обязанности флигель-адъютанта и вообще потерял любовь.

    Письмо Николая II Сухомлинову.

    Вот содержание письма Николая второго к генералу Сухомлинову, в котором он уведомил его об отставке: «Многоуважаемый Владимир Александрович, мне очень тяжело вам сообщить, что я пришел к убеждению, что, в интересах России и в целях удовлетворения желания армии, необходимо, чтобы вы оставили руководительство военным министерством. После разговора с верховным главнокомандующим я укрепился в этом моем убеждении. Мне писать вам об этом особенно тяжело.
    После разговора, который я имел с вами в день перед моим отъездом, мне приятно вспомнить, что в течение нашей совместной продолжительной работы между нами не было никаких недоразумений. История оценит вашу деятельность, и ее суд, быть может, будет не так строг, чем суд современников. Искренне уважающий вас Николай».
    И подобное письмо пишет государь человеку, презираемому всей страной и обвиненному в тяжком преступлении – измене родине!..

    Кто предложил открыть минский фронт.

    Как известно, газеты сообщали, что когда Николай II узнал о петроградских событиях, то Воейков сказал:
    «Нужно открыть минский фронт, чтобы немцы проучили русскую сволочь».
    Арестованный на этих днях Воейков был отправлен из Москвы в Петроград в распоряжение Временного Правительства. В одном с ним поезде ехал возвращавшийся из Москвы министр юстиции А.Ф. Керенский. Во время пути А.Ф. Керенский зашел в вагон к Воейкову и показал ему нумер «Утра России», в котором подробно сообщалось, как Воейков советовал Николаю Романову «открыть минский фронт, чтобы немцы проучили русскую сволочь».
    «Что же, - ответил Воейков, - эти слова сказал не я, а Николай II, он был при этом в состоянии сильного опьянения, и поэтому не следует придавать им особого значения».
    … Это показалось А.Ф. Керенскому почти невероятным, но таковы подлинные слова Воейкова. Такое предложение было, и в этом теперь, после слов Воейкова, не приходится сомневаться.

    Советы Николаю II.

    Среди бумаг, находящихся в настоящее время в особой комиссии, расследующей германофильскую деятельность «темных сил» бывшего двора Николая II, известный интерес представляет переписка, которая велась между ним и коронованными особами как союзных, так нейтральных стран Европы. В этих письмах Николаю II давались настойчивые советы заключить «гражданский мир с народом», а так же «изменить методы управления страной ради спасения всего дела союзников».
    Особенное внимание уделяется в этих письмах системе назначения лиц, ведающих вопросами внешней политики и обороны. Из Лондона поступали весьма многочисленные указания на то, что Николай II, правивший могущественной империей, вступивший в борьбу с Вильгельмом, мог бы «заслужить благословение всех народов на земле». Николай II весьма холодно относился к этим благородным напоминаниям.
    Письма из Рима, в том числе и от папы, указывали на личное обещание Николая II, данное, очевидно, во время свидания с Ракониджи и касавшееся, по всей вероятности, изменения курса внутренней политики.
    Особенно много настойчивых советов было дано Николаю II из Копенгагена со стороны датской династии. В этих письмах из чувства родства и дружбы Николая II предупреждали о том, что расчет на внутренние неурядицы в России, неизбежные при старом режиме, составляет основу германского плана войны и дипломатической игры Вильгельма II. Датская династия не скупилась на советы, которые она неуклонно давала как Николаю II, так и Константину, который, по словам корреспондента, изменял заветам своей династии.
    Письма эти посылались не обычным дипломатическим путем, а через специальных личных курьеров. Известно, что два письма привез однажды Протопопов. Однако, в ставке, во время приема он не преминул раскритиковать свободолюбивые взгляды итальянского короля и эгоистические, по его словам, совете Георга V.
    Между прочим, Протопопов позволил себе сделать сравнение между обоими государями величайших в мире империй, причем далеко не в пользу английского короля.

    Николай II и его семья.

    Лицо, близкое к отрекшемуся царю, так характеризует его и его супругу:

    Николай II и Александра Федоровна
    Слабый и бесхарактерный, легко поддающийся постороннему влиянию., отрекшийся царь никогда не способен был на твердое и определенное решение.
    - Да, да, вы совершенно правы, - говорил он, например, на докладе, - нужно это сделать.
    Но вот приехало другое лицо, и после разговора с ним царь так же легко приходил к диаметрально противоположному заключению. Не надо было больших трудов, чтобы убедить царя в чем угодно.
    Особым самомнением Николай II не отличался.
    - Я никогда о себе много не думал, - заметил как-то раз царь в порыве откровенности. – Меня очень легко убедить.
    С исключительным уважением относился Николай к мнениям специалистов, понимая, впрочем, этот термин своеобразно: специалист, по мнению царя, это – тот, кто волею судьбы, Александры Федоровны или Распутина, стал во главе той или иной отрасли народного хозяйства.
    Те же слабость и бесхарактерность сказались в последние дни. Упорствуя в мелочах, не желая дать ответственного министерства даже тогда, когда по улицам Петрограда уже двигались перешедшие на сторону народа войска, Николай II сравнительно легко согласился на крайние уступки – на отречение от престола, и отрекся и за себя, и за Алексея.
    Получив приказ об аресте, он быстро успокаивается, спокойно спит, регулярно ест, не нарушая ни на минуту обычного этикета. Это не твердость сильного человека. Так, Людовик XVI еще накануне ареста и заключения в тюрьму мирно играл в шахматы и острил с придворными.
    И если слаб Николай II, то того же нельзя сказать об его супруге, властной, энергичной, самостоятельной. Александра Федоровна не считалась ни с какими препятствиями для проведения того, что находила необходимым. Ни один министр не мог получить портфеля без ее давления. Протопопов, Голицын, Добровольский, Воейков, Раев, - это все креатуры Александры Федоровны и Распутина.
    На царя она имела подавляющее влияние. В присутствии Александры Федоровны Николай не имел своего мнения. За него говорила она, а царь молча со всем соглашался.
    В чем секрет влияния Александры Федоровны, - никто никогда понять не мог. Собственная мать, и та не раз недоуменно разводила руками.
    Молодая царица не удовлетворялась царствованием. Она стремилась управлять и управляла. В годы войны она неоднократно выезжала в ставку. Здесь, запершись со своим ближайшим другом А. Вырубовой, Александра Федоровна до глубокой ночи занималась государственными делами. Она набрасывала проекты указов и манифестов, намечала министров и губернаторов, назначая одних и смещая других.

    Алексей.

    Хилый, болезненный, бывший наследник от рождения страдает страшной болезнью – гемофилией (кровоточивость). Малейший укол, малейшая ранка грозят мальчику смертью от потери крови. Были два случая, когда казалось, что ничто уже не может спасти наследника русского престола, что он истечет кровью. Гемофилия – болезнь, передающаяся по наследству, исключительно мужскому потомству.
    Знал ли Николай II, что в роду Алисы Гессенской имеются гемофилитики, но самой царице, и особенно князю Бисмарку, об этом было хорошо известно. Существует даже предположение, что «железный» канцлер из вполне понятных расчетов умышленно подкинул Николаю, тогда еще наследнику русского престола, Алису Гессенскую, кровь которой была заражена этим страшным ядом.

    http://community.livejournal.com/ru_history/855581.html 

  •  04/29/2007, 4:04 1261052 in reply to 1261039

    Так он всё же был человеком больным психически?

    У него был какой-то редкостный нравственный изъян. Какое-то редкостное неумение понимать людей.

    И не важно - был ли Распутин любовником жены Николая II. Просто вся Россия так думала. И - презирала?

    Весной 1917 года никто же не заступился за него! Никто.

     

     

  •  04/29/2007, 4:14 1261055 in reply to 1261052

    Слава О:
    Так он всё же был человеком больным психически?

    У него был какой-то редкостный нравственный изъян. Какое-то редкостное неумение понимать людей.

    И не важно - был ли Распутин любовником жены Николая II. Просто вся Россия так думала. И - презирала?

    Весной 1917 года никто же не заступился за него! Никто.

    Слава, мне тебя уже даже как-то жалко..

  •  04/29/2007, 4:21 1261057 in reply to 1261052

    Слава О:
    Так он всё же был человеком больным психически?

    Здоровый. Просто типус такой. По дневникам - сплошная БС и немного БИ.
    Особо обращает внимание полное отсутствие ЧИ и ЧС.
Страница 3 из 8 [Всего 108 записей]   « 1 2 3 4 5 » ... Последняя »
Показать как RSS feed в формате XML


visits

Community Server