Доступно и всерьез о людях и  взаимоотношениях между ними
Добро пожаловать в Socionics.org Войти | Регистрация | Помощь
in Найти

Уникальное предложение: Типирование с Виктором Гуленко по Skype!.

Дракон и Феникс (шизофазия)

Последний ответ: Берлиоз   06/17/2003, 21:52   Ответов: 67
Страница 4 из 5 [Всего 68 записей]   « 1 2 3 4 5 »
Сортировать сообщения: Previous Next
  •  05/28/2003, 17:29 14665 in reply to 14620

    Матово… Ветер так убедительно горек. Из-за дальних подвигов не видать горы, а кремовые трубочки остро откалываются зеркальными брызгами улиц. Мыши не будут возражать, если винегрет пересчитать с новыми прутьями.

    Разминуться с целью лучше на безопасном расстоянии.
  •  05/28/2003, 20:39 14666 in reply to 14620

    цитата:

    случился диалог взаместо двух отдельных монологов. Объектных связей и вправду становитца, фправду, больше.. А вот смысла...
    больше ли?



    - Duro lex sed lex, - смиренно пожала я плечами, когда тётя по ту сторону прилавка отказала мне в полиэтиленовом пакете.
    - Сама дура! - бойко ответила продавщица.





    Все люди как люди, а я опять лучше всех!
  •  05/28/2003, 21:13 14667 in reply to 14620

    DurA Lex


    Neuzheli ja nastojaschij
  •  05/28/2003, 21:34 14668 in reply to 14620

    У Орланды-неплохо, у Берлиоза-много хуже.
    Imho

    Neuzheli ja nastojaschij
  •  05/28/2003, 23:17 14669 in reply to 14620

    цитата:

    DurA Lex




    Умный



    Все люди как люди, а я опять лучше всех!
  •  05/29/2003, 0:47 14670 in reply to 14620

    2Механик:
    МОжно поподробнее про структуру в лингвистике? Или ссылку на источник хотя бы?
  •  05/29/2003, 0:48 14671 in reply to 14620

    цитата:

    механик тебе там все объяснил.. И за геделя.. И за неопределенность.. ты не почитал?


    Почитал, почитал... Будет время - напишу ответ.

    Отредактировано - Леопольд, 29 May 2003 00:50:56
  •  05/29/2003, 10:09 14672 in reply to 14620

    Ослепительно белые линии камня бордюрного,
    едва прикасаясь к асфальту,
    теряют свою бесконечность

    В ночных проводах
    телефонные птицы прерывистой трелью
    подобны последним трамваям


    а что толку?
  •  05/29/2003, 12:04 14673 in reply to 14620

    цитата:

    2Механик:
    МОжно поподробнее про структуру в лингвистике? Или ссылку на источник хотя бы?



    У-у, Саня...
    Это доxyя надо ссылок..
    Там Гуссерль.. с его феноменологией..

    "...ассоциативные принципы занимают значительное место среди факторов и законов, лежащих в основе тех синтезов, которые, в отличие от восприятий, обобщений и суждений, происходят не из “я-актов”, но, как выразительно сформулировал Гуссерль, “без участия я”, или, еще точнее, возникают непроизвольно и бессознательно. Наиболее примитивные формы сознания, чувственные образования вроде цветовых пятен конституируются в нечто единое, выделяясь на контрастном фоне и сливаясь со всем подобным и смежным по конфигурации. Подобие содержится в целом ряде актов сознания, а не только в актах идентификации и генерализации — двух актах, с которыми сталкивается каждый, не отдавая себе отчета в их генезисе."
    .. Впрочем, это уже Леопольду.. Он собрался исследовать что первичней.. феноменология, квантовая механика или структурная лингвистика.. а может теорема Геделя...


    Вот тут полный текст.. касаемо напЕсанного в этой теме..

    http://anthropology.rinet.ru/old/7/xolenstein.htm

    А вообще-то дисцыплина называетца "культурная антропология"
  •  05/29/2003, 12:28 14674 in reply to 14620

    Мучо грациас!
  •  05/29/2003, 15:36 14675 in reply to 14620

    Лысуха, или Повесть о постельной любви.



    (Роман в духе поцреализма)

    Доктор Чэн жил в небольшой соломенной фанзе на окраине деревни Ба Дзен, что приютилась в излучине Лим Мата, одного из бесчисленных притоков могучей реки Хуанхэ. Роста он был небольшого, как и все китайцы, внешность имел непритязательную: седые реденькие волосики обрамляли сморщенное, высохшее лицо и беспомощно спадали вниз, где соединялись с отдельными волосинками, служившими доктору Чэну и усами, и бородой одновременно. Возраст доктора Чэна никому не был известен, знали только, что он пережил культурную революцию, до которой преподавал в Шанхайском университете астрофизику, а во время оной был репрессирован и выслан на воспитание в деревню Ба Дзен, где и осел навсегда, занявшись починкой примусов и другой домашней утвари. Нрав доктора Чэна отличался умеренностью и благодушием, он являлся счастливым обладателем той незабываемой улыбки, которая ненавязчиво проникает в твою грудь и крепко оседает там, подобно атипичной пневмонии.


    Помимо чужих неприятностей, у меня есть другие радости в жизни.
  •  05/29/2003, 15:37 14676 in reply to 14620

    Доктор Чэн -- так его называли селяне, хотя, в действительности, имя Чэн не было его именем, так же, как не было и его фамилией, так как их просто невозможно здесь передать по причине полного несоответствия китайской и английской фонетики. К тому же, у доктора Чэна, как и у всякого уважающего себя китайца, не было ни фамилии, ни имени, ведь китайцы совсем иначе, чем европейцы, именуют друг друга, поэтому-то селяне и называли его доктор Чэн. Иногда, просто Чэн, без всякого доктора, но только тогда, когда не хотели выказывать ему особого почтения. Доктор Чэн делал вид, что не замечает неуважения к себе, но втайне переживал по этому поводу, считая такое обращение к себе совершенно незаслуженным, ведь он всегда стремился жить в полной гармонии с миром и самим собой. Добродушные селяне знали об этом и стремились понапрасну не обижать, уважая и ценя его возраст (пусть неизвестный), а так же столь полезное ремесло.
    Впрочем, особой необходимости называть доктора Чэна на европейский лад не было: в деревне Ба Дзен жил всего лишь один единственный иностранец, зубной техник по прозвищу Летучий Голландец. Да и его можно было назвать иностранцем исключительно условно: родители его не успели занести в метрику данные о национальности, гражданстве, вероисповедании, поле и даже имени. Скоропостижная смерть унесла их обоих в могилу, а потому нам и о них ничего доселе неизвестно. Свой пол Летучий Голландец определил уже в зрелом возрасте опытным путём, остальное так и осталось для него неведомым. По этой причине, называть Голландца иностранцем неверно: у него не было родины, а, соответственно, иностранцем он тоже быть не мог, как не мог получить паспорт, так и оставшись на всю оставшуюся жизнь человеком без паспорта.


    Помимо чужих неприятностей, у меня есть другие радости в жизни.
  •  05/29/2003, 15:37 14677 in reply to 14620

    Первые воспоминания Голландца связаны с городом Крыжополем, что на севере Гренады, в Италии. Там, в Крыжополе, он и получил своё образование и первые уроки жизни. Жизнь Голландца протекала размеренно и неторопливо, пока он не познакомился с француженкой, обладательницей воздушной походки, мягкой и гладкой кожи, приветливой улыбки и нескольких тысяч глупостей в её милой головке, всегда отслеживающей дуновение случайного ветра. Француженка носила кружевные шёлковые чулки, посещала распродажи и самые дешёвые супермаркеты (она была очень скупа), занималась аэробикой и стрельбой из лука.
    Голландец был поражён в самое сердце, когда впервые увидел её на рыночной площади Крыжополя, буквально остолбенев, и мгновенно осознав, что встретил свою судьбу. Француженка ответила на домогательства Голландца благосклонностью; в то время она была свободна и совсем не прочь развеять грусть-печаль-тоску в компании пусть и угрюмого, молчаливого, но безобидного и щедрого великана, каковым был летучий Голландец. Не ведая о ветренности молодых особ, неопытный и наивный, он с головой бросился в океан всепоглощающей любви.
    Счастье Голландца, как и следовало ожидать, оказалось недолгим. На показе мод шотландского кутюрье Бен О'Ладена, проходившем в городском Доме колхозника, француженка познакомилась с очень обаятельным молодым человеком, к тому же, обладателем "Запорожца" - кабриолета последней модели, твидового пиджака, очков в золотой оправе и престижной в городе профессии — менеджера по продажам ушей дохлых ослов (самый ходовой в Крыжополе товар). Менеджер ВиктОр Гоатворф, будучи англичанином по происхождению, отличался безукоризенными манерами и самоуверенностью. К француженке он подступил решительно и бескомпромиссно. Юная особа сдалась незамедлительно, тут же, в общественном туалете Дома колхозника.


    Помимо чужих неприятностей, у меня есть другие радости в жизни.
  •  05/29/2003, 15:55 14678 in reply to 14620

    О случившимся Голландцу сообщили добрые люди лишь спустя две недели. Горе его было безутешным…
    (ту би континуед…)


    Помимо чужих неприятностей, у меня есть другие радости в жизни.
  •  05/30/2003, 14:30 14679 in reply to 14620

    О случившимся Голландцу сообщили добрые люди лишь спустя две недели. Горе его было безутешным… Попытки объясниться с Армель (так звали нашу француженку) свелись к грязным, пошлым сценам, недостойным культурных, интеллигентных людей к каковыми со всеми основаниями можно было бы причислить наших героев. Армель отрицала всё; отстаивала своё право свободного человека на неприкосновенность личной жизни, высмеивала беспочвенные (как она их назвала) обвинения, а когда же наконец была припёрта к стенке неопровержимыми свидетельствами уборщицы (та в момент адьюльтера отмывала блевотину в от унитаза в соседней кабинке), сменила тактику и набросилась на Голландца с жестокими обвинениями, которых он был не состоянии отвергнуть. Она припомнила ему всё: его скрытность, постоянную угрюмость, недоверчивость, занудство, нерешительность, неряшливость, дурной вкус, лень, бестолковость в решении бытовых проблем, пристрастие к филателии и даже его профессию. Армель побаивалась и в тайне ненавидела зубных врачей. Объяснить её столь предвзятое отношение к совершенно мирной и где-то даже благородной профессии крайне затруднительно, тем более, что сама Армель появилась на свет без единого зуба, но… тайники женской души непостижимы. Самое же главное, она припомнила ему неверие в её жизненные планы: она с детства мечтала стать английской королевой, в чём однажды и обмолвилась Голландцу, но в ответ получила лишь кривую усмешку.
    Летучий Голландец не мог ничего ей возражать… Просто не мог, чисто физически.
    Здесь следует сделать небольшое отступление. Поскольку никто не обучал нашего героя иностранным языкам, он их не знал, а так как все языки мира были для него в равной степени иностранными, то он не знал ни одного из них. Единственное слово, которое удалось ему выучить, он подцепил у своего профессора с кафедры зубопротезирования в Крыжопольском гос. университете. Профессор, так же как и Голландец, был немногословен, его лекции сводились к тому, что он развешивал на доске красочные плакаты и, тыкая в них указкой, неторопливо и задумчиво изрекал:

    — Ну, йоптыть… это сюда, а это туда…

    Лекции профессора не прошли даром, Голландец смог извлечь из них всё позитивное, и его лексикон обогатился пусть и единственным, но зато столь ёмким словом "йоптыть".

    (Примечание переводчика: оригинал книги, которую вы сейчас держите в руках, написан на старокитайском языке, в котором слово "йоптыть" передано иероглифом, значение и звучание которого ныне полностью забыты. В более раннем, чем нынешний, английском переводе книги это слово переведено как "well", переводчик взял на себя смелость оставить свой вариант, основываясь на семантике отдельных элементов иероглифа. В частности, в его состав входят: носорожий рог, песок, дорога, сильное разочарование, а так же ряд других элементов. Читатель сам может убедиться, насколько они далеки от английского слова "well". Это не единственное разночтение с предыдущим переводом, остальные так же будут прокомментированы переводчиком.)

    Обманутый и раздавленный, Голландец сидел в углу комнаты на стуле, слегка покачиваясь из стороны в сторону, обхватив голову ладонями и уставившись в пол ничего невидящим взглядом. На все реплики Армель он отвечал протяжным и безучастным:

    — Йоптыть…

    Убедившись, что противник повержен, а сама она полностью оправдана по всем статьям обвинения, Армель подхватила косметичку и укатила на "Запорожце" с ВиктОром в Канны. Тот пообещал ей в самом скором времени развестись со своей женой, которая страдала целлюлитом и категорически отказывалась лечиться.
    Голландец попробовал начать пить, но алкоголь не помогал ему отвлечься от тяжких мыслей, напротив, страдания становились ещё более и более навыносимыми. Он бросил пить и вернулся к любимой работе, но и это не принесло облегчения, к тому же, его пациенты начали потихоньку жаловаться в районный минздрав, поскольку тот умудрялся вставлять им по сорок восемь зубов за раз, что не всеми принималось адекватно. Уволившись и опустившись, он ушёл из дома бродяжничать, и в один из дней очутился в морском порту Акапулько, где нанялся за кусок хлеба матросом на корабль, отходивший на далёкий запад, в Китай.
    Морской воздух и физический труд пошли ему на пользу: унылость пропала, тело окрепло, а в кармане появилось немного свободных деньжат. От пережитой трагедии в нём остались; разболтанная походка человека, больного застарелой неврастенией, и привычка появляться внезапно в самых неожиданных местах, где его никто не ждал. За эти тихие странности он и получил от других матросов своё нынешнее прозвище — Летучий Голландец.
    Оказавшись в Китае, Голландец решил оставить морскую службу и вернуться к своему прежнему занятию — зубопротезированию. Ему рассказали, что в провинции Дубадун недавно произошла вспышка эпидемии бери-бери и тамошние жители как никогда прежде нуждаются в зубопротезировании. Прибыв на место, Голландец убедился, что слухи о нужде дубадунцев в зубных протезах, как и всё в Китае, сильно преувеличены. Протезы им, может, пригодились бы, но жевать этими протезами было решительно нечего, потому очередей в зубной кабинет не наблюдалось…
    Привычный к ударам судьбы, Голландец не стал расстраиваться по пустякам; а отправился бродить по провинции, где однажды, в кантоне Цу-лих, набрёл на озеро, по древнему преданию появшееся в результате небесной схватки Дракона и Феникса. Озеро, обравлённое зубчатыми грядами заснеженных Гималаев так приглянулось нашему герою, что он решил остаться здесь навсегда. В небольшой деревушке Ба Дзен он нашёл себе место сельского лекаря (что соответствует 14-му разряду чиновника по Общекитайской Табели о рангах). Там и встретило его наше повествование.


    Помимо чужих неприятностей, у меня есть другие радости в жизни.
Страница 4 из 5 [Всего 68 записей]   « 1 2 3 4 5 »
Показать как RSS feed в формате XML


visits

Community Server