Доступно и всерьез о людях и  взаимоотношениях между ними
Добро пожаловать в Socionics.org Войти | Регистрация | Помощь
in Найти

Уникальное предложение: Типирование с Виктором Гуленко по Skype!.

Короткие рассказы самые интересные и захватывающие

Последний ответ: Robespierre   05/04/2015, 10:59   Ответов: 107
Страница 6 из 8 [Всего 108 записей]   « Первая ... « 4 5 6 7 8 »
Сортировать сообщения: Previous Next
  •  02/02/2013, 12:02 1692533 in reply to 1692412

    Давайте писать рассказы!In love
  •  04/11/2013, 13:04 1706976 in reply to 1692533

    Нытик

    В кафе изумительно пахло свежеразмолотым кофе хорошего сорта. Дабы не впасть в кофейно-наркотический раж, я решительно напомнила себе о том, что кофе давно не пью и, заказав чашечку горячего шоколада, упала в мягкое кресло рядом с наиболее удаленным от центра кафе столиком - там, где свет ламп переходил в таинственный полумрак и появлялось блаженное чувство параллельного мира, после чего, вздохнув с облегчением, принялась от души наслаждаться вкусом, цветом, запахом, расслабляющей атмосферой и отсутствием какой-либо компании.

    Но едва только мои мысли очистились от пелены суетного, мышцы приятно расслабились, а шоколадное тепло стало, по глоточку, заполнять недра желудка, как дверь кафе распахнулась, и на пороге вырос Женечка, нервный и печальный, впрочем, как всегда.

    С кошачьей проворностью я перескочила на противоположное кресло, дабы оказаться спиной к двери и обрести шанс на неузнаваемость. Но было поздно. С хищным воплем вампира, узревшего добычу, Женечка заторопился к моему столику.

     - Привет, какими судьбами?
    - Да вот, зашла насладиться уютом одиночества...
    - А не получится! - "обрадовал" меня Женечка, - именно ты то мне сейчас и нужна, - и, бросив свой ноутбук на кресло напротив, где еще минуту назад так сладко нежилась я, отправился к стойке заказывать себе кофе.

    "Хрен тебе", - безрадостно подумала я и почувствовала, как блаженное расслабление сменяется досадой, мышцы снова напрягаются, а мысль маячит только одна: как бы его поскорее от себя сплавить. Уходить из кафе мучительно не хотелось.

    - А я вот грущу, - не успев даже усесться за столик, сообщил мне Женечка.
    - Какая неожиданность! - не скрывая сарказма в голосе, отреагировала я.
    - Да... да... да..., - вперемешку со вздохами зарядил Женечка, - и никто не в силах мне помочь...

    Почувствовав начинающийся прилив ненависти, я зло промолчала.

    - Даже и не знаю... что и делать... - не унимался он, - никому нет до меня дела... а мне так плохо, так плохо... жить не хочется.
    - Че ж не повесишься? - с искренним любопытством в голосе поинтересовалась я, - денег на веревку с мылом нет?
    - С деньгами, кстати, тоже проблема, - все с той же удручающей интонацией продолжил он.
    - Хочешь одолжу? - заинтересованно предложила я.
    - Нет... - задумчиво и протяжно вздохнул он, - я ведь тогда уже не смогу их тебе вернуть...
    - Да и хрен бы с ними, не возвращай! Я готова их потерять, лишь бы только не слышать больше твое нытье.
    - Смерти моей хочешь, да? - всхлипнул Женечка.
    - А ты уже что-то имеешь против по этому поводу?
    - Да! - с пафосом воскликнул он, - Имею!
    - Ну тогда просто, сделай милость, сядь за другой столик, подальше от меня куда-нибудь, и будешь жить дальше.
    - Нет! Не пересяду! И тебе пересесть не позволю! - все больше и больше принялся расходиться он. - Потому что мне нужно человеческое понимание и сочувствие, так что тебе придется меня выслушать, понять и посочувствовать!
    - Ладно, - согласилась я, - раз тебе так невыносимо плохо, я готова вызвать тебе скорую, там тебя и вылечат, и посочувствуют.
    - А вот этого не надо! Это ты даже не смей! - свирепо прошипел Женечка, - то, что мне плохо, тебя не касается!
    - Так и я тебе об этом же говорю! Не касается.

    Он жалобно всхлипнул, стукнул кулаком по столу и плаксивым голосом произнес:
    - Она бросает меня!

    - Господи, ну наконец то! А кто, Светка, Ленка или Жанка?
    - Дура!
    - Дура б не бросила.
    - Ну почему, почему так?! Я ж к ней со всей душой! Песни для нее писал!
    - И даже пел ей их в 4 утра по телефону?
    - Заткнись! Ну почему вы, женщины, не цените нашей любви..?
    - Вашей?
    - Да! Нашей!
    - А сколько вас?
    - Дура!
    - Самокритично :-)
    - Нет, ну скажи, скажи, вот, например, тебе что во мне не так?
    - Господи, уж не я ли тебя нынче бросила?
    - Нет, ты отвечай, отвечай!
    - Скажи мне только серьезно, Женечка, вот будь ты женщиной, ты бы сам с собой стал бы связываться? И, уж тем более, стал бы сам себя любить?
    - Стал бы!
    - Ну а почему ж ты тогда Вере дал отворот-поворот? Между прочим, очень симпатишная девушка, и ты ей нравился.
    - Вере?! Ты с ума сошла?! Она же чокнутая!
    - ?
    - Да ты только ее послушай! Ведь она же ноет с утра до вечера! Все у нее кругом плохие, а она - вечная жертва обстоятельств! И как заладит, как заладит, даже слова в ответ вставить не даст!
    - :-)
    - Ну что ты улыбаешься? Что улыбаешься? Нытик твоя Вера!
    - :-)
    - Если не перестаешь улыбаться, я тебе в рожу кофе выплесну! Человеку плохо, а тебе смешно! То, что тебе никогда плохо не бывает, еще не означает, что можно смеяться над другими! Я сегодня ночью даже песню написал о женском бесчувствии, сейчас найду аккомпанемент в компе и спою... так, это не то, это про рухнувшие надежды, это про измену... а, вот она! Стой! Куда пошла? Я же еще не успел....

     

  •  04/11/2013, 13:17 1706979 in reply to 1706976

    Ты можешь писать намного лучше.Embarrassed Я в тебя верюIn love
  •  04/11/2013, 13:25 1706980 in reply to 1706979

    Viola:
    Ты можешь писать намного лучше.Embarrassed Я в тебя верюIn love

    что, задело? :-))

     

  •  04/11/2013, 13:34 1706981 in reply to 1706980

    dv~:

    Viola:
    Ты можешь писать намного лучше.Embarrassed Я в тебя верюIn love

    что, задело? :-))

     

    Я ожидал такую реакцию.Big Smile Но нет, совершенно (да и чего быUnsure). Но как-то слишком...скомкано, что ли...Embarrassed
  •  04/11/2013, 13:35 1706982 in reply to 1706981

    Viola:
    dv~:

    Viola:
    Ты можешь писать намного лучше.Embarrassed Я в тебя верюIn love

    что, задело? :-))

     

    Я ожидал такую реакцию.Big Smile Но нет, совершенно (да и чего быUnsure). Но как-то слишком...скомкано, что ли...Embarrassed

    пой, ласточка, пой Big Smile

     

  •  04/11/2013, 14:32 1706993 in reply to 1706976

    dv~:

    Нытик

     

    Аххахах!!! Вот оно, самое :) Ко мне постоянно такие вот чмыри липнут. Утешаются, козлы:)  Обычно я их отшиваю, но сейчас вот решила поиграться как кошка с мышкой:)

  •  05/07/2013, 9:21 1710666 in reply to 1706993

    Клетка с канарейками

    Два существа стояли на том месте, которое мы с вами сочли бы пересечением бульваров Сен Жермен и Сен Мишель в Париже. Назовём их мистер М и мистер Н.
    Их никто не замечал. Белый автомобиль беспрепятственно проехал прямо через тот участок дороги, где располагалась одна из нижних конечностей мистера М.
    Мистер М протянул то, что мы с вами, возможно, сочли бы рукой, и прикоснулся ко лбу водителя. Водитель тряхнул головой, словно отгоняя комара или смахивая со лба паутину.

    – Они нас не воспринимают, – заметил мистер Н. – На уровне, доступном их сознанию, нас с вами не существует.
    – Весьма прискорбно, – с сожалением сказал мистер М.
    Природу этого сожаления мы с вами легко поймём, представив себе кота, сидящего перед клеткой с беззаботно порхающими внутри канарейками, которые слишком глупы для того, чтобы заметить притаившегося снаружи хищника… но, всё же, повинуясь инстинктам, не подлетают чересчур близко к прутьям решётки.
    – Весьма прискорбно, – повторил мистер М. – Что же, в таком случае, мы с вами здесь делаем?

    Вместо ответа, мистер Н двинулся налево, по бульвару Сен Мишель. Мистер М, после коротких раздумий, последовал за ним.
    Они неторопливо плыли сквозь шумную толпу («сквозь», в данном случае, следует понимать буквально), гуляющую по воскресному Парижу – целое сонмище беспечных, суетливых, аппетитных канареек, озабоченных своими канареечными проблемами. Потом мистер Н свернул в один из боковых переулков и нырнул в стену двухэтажного кирпичного дома. Мистер М проделал то же самое.

    Преодолев ещё несколько стен – для мистера М и мистера Н они составляли столь же внушительную преграду, какой для нас с вами явились бы линии, нарисованные мелом на асфальте – они оказались в комнате, которая с человеческой точки зрения представляла собой просторную квартиру-студию, обставленную скорее оригинально, чем со вкусом. С точки зрения мистера М и мистера Н, это было всего лишь ещё одно птичье гнёздышко.

    – Как я уже говорил, – произнёс мистер Н, обращаясь к своему спутнику, – обычно эти создания нас не замечают, так как их восприятие находится в убогих рамках плоского трёхмерного мирка, и мы попросту не можем должным образом воздействовать на их примитивные органы чувств.
    Мистер М, пошевеливая верхними конечностями, терпеливо ожидал продолжения.
    – Но, в определённом состоянии, они всё-таки улавливают наше присутствие, – продолжал мистер Н.
    – В каком же? – заинтересовался мистер М.
    – В режиме расторможенной мозговой активности. В глубоком сне, а также под воздействием особых химических препаратов. Возвращаясь в бодрствующее состояние, эти создания обычно не помнят того, что видели – или же считают кошмарными галлюцинациями.
    – Я вижу, вы тщательно изучили этот вопрос,– сказал мистер М.
    – Вовсе нет, – возразил мистер Н. – До последнего времени я понятия не имел об этом уголке реальности и его обитателях. Но недавно мне по чистой случайности удалось близко пообщаться с одним из них.
    – Во сне или под препаратами?
    – Ни сон, ни одурманивающие средства, к сожалению, не дают настоящего эффекта присутствия. При попытке контакта с нашей стороны эти существа чаще всего просто просыпаются. Но тот, с кем я разговаривал, сумел изобрести некий прибор, расширяющий восприятие местных жителей до вполне приемлемого уровня. Под воздействием прибора высшие измерения становятся для них доступны… а они, в свою очередь, делаются доступны для нас.
    – Как я понимаю, в настоящий момент мы находимся рядом с этим самым прибором? – предположил мистер М.
    Мистер Н. произвёл движение, которое мы с вами сочли бы кивком.
    – А его изобретатель?
    – После нашего контакта его мозг, разумеется, оказался полностью разрушен, – сказал мистер Н. – И должен отметить, я давно не испытывал столь яркого наслаждения вкусом поглощаемой пищи.

    Мистер М весьма тщательно обдумал слова мистера Н.
    – Вы думаете, прибор включат снова?
    – Я полагаю это вполне вероятным. Во всяком случае, последние мысли неудачливого исследователя многомерного континуума были именно об этом. Думаю, нам стоит некоторое время побыть поблизости и понаблюдать.
    – В ближайшие несколько циклов я не планировал никаких срочных дел, – согласился мистер М.

    Отростки вокруг того, что мы с вами, возможно, сочли бы ротовым отверстием мистера Н, едва заметно дрогнули. Будь он человеком, подобному движению соответствовала бы предвкушающая улыбка.

    ***

    Сара включила свет.
    – Вот она.
    – Неплохо, – оценил Морис, после должной паузы. – Замечательная работа с цветом.
    По правде говоря, картина Сары показалась ему довольно-таки посредственной. Но высказывать своё мнение прямо он ни в коем случае не собирался, потому что саму Сару, в отличие от её картин, находил совершенно очаровательной, и имел на её счёт определённые планы.
    – Её отказались выставлять, – сказала Сара с грустью.
    – Возможно, для полного совершенства тебе недостаёт капельки вдохновения, – предположил Морис. – Буквально чуточки.

    – Что они делают? – спросил мистер М.
    Не то чтобы это всерьёз его интересовало, но другого занятия, кроме как рассматривать эту парочку местных, у них с мистером Н всё равно не было.
    – Кажется, они изучают двухмерную проекцию какого-то объекта своего трёхмерного мира, – сказал мистер Н. – Должно быть, обсуждают её соответствие действительности.
    Мистер М попытался представить себе такой вопиющий примитивизм, как двухмерная проекция реальности – и не преуспел.
    – Невозможно, – сказал он решительно. – Двумерное изображение в принципе не может содержать никакой полезной информации.
    – Но это всего на одно измерение меньше, чем их привычный мир! – заспорил мистер Н.

    Морис в это время говорил:
    – У тебя здесь… интересно. А это что? Торшер? Довольно экстравагантный.
    Торшер представлял собой высокую изогнутую конструкцию из перекрученных разноцветных трубок. Он явно был изготовлен вручную и смотрелся весьма странно.
    – Забавный, правда? – спросила Сара. – Достался недавно в наследство. Остальная мебель – ужасная рухлядь, но этот светильник просто чудо.
    – У тебя кто-то умер? – сочувственно поинтересовался Морис.
    Сара махнула рукой:
    – Дальняя родня, мы и знакомы-то, в общем, не были. Кажется, сердце отказало от переутомления, или что-то в этом роде. На похоронах была куча народу, он был что-то вроде научного светила.
    – Надо же, – рассеянно сказал Морис, разглядывая торшер.
    – Погоди, – спохватилась Сара, – я его включу!
    Она нажала на кнопку у основания светильника.

    – О-о-о, – проговорил Морис. – Какая прелесть!
    Светились все трубки разом, переливаясь мягкими пастельными цветами. По стенам побежали волны бледно-голубых, жёлтых и сиреневых бликов.
    – Великолепно, – похвалил Морис. – Комната в этом освещении выглядит просто потрясающе! Даже потолок кажется выше.

    – Они по-прежнему нас не замечают, – сказал мистер М.
    – Прибору нужно некоторое время, чтобы повлиять на их органы чувств, – пояснил мистер Н.

    – У меня голова кружится, – сказала Сара. – Перед глазами всё мельтешит, комната как будто плывёт… Может, выключить?
    – Ни в коем случае, – ответил Морис, притягивая её к себе. – Всё именно так, как нужно.

    – Всё именно так, как нужно, – сказал мистер Н. – осталось совсем чуть-чуть, и мы сможем воздействовать на этих особей…
    – Чем они занимаются? – спросил мистер М.
    – Кажется, собираются спариваться, – ответил мистер Н.

    – Я так давно хотел сказать тебе, Сара…
    – Вон в том углу что-то шевельнулось, – перебила она.
    – Это светильник чудит, – успокоил её Морис, даже не подозревая, насколько он близок к истине.
    – Нет, там что-то есть, – напряжённым голосом сказала Сара.
    Морис повернулся и поглядел туда, куда смотрела она.
    И увидел.
    Воздух застрял у него в горле.
    Комната словно распахнулась во всех направлениях сразу, став вдруг крохотной ячейкой, зависшей в гигантском, необозримом, слоящемся и дробящемся пространстве, вихрящемся непередаваемыми цветами – но Морис и Сара едва замечали, какой прекрасный мир их окружает.
    Потому что к ним приближались существа, словно выбравшиеся прямиком из глубинных ночных кошмаров человечества. Неописуемые создания, навевающие ужас. Одним своим видом способные свести с ума. Безжалостные и неотвратимые.
    Сара попыталась вскрикнуть – и поняла, что голосовые связки ей не подчиняются, а тело полностью отказало. Что-то мягко прикоснулось к её плечу, оплело шею. Прикосновение отозвалось изнутри тоскливой, тягостной дрожью. Сара всхлипнула, заворожено уставившись на мистера М, державшего её в жутком подобии объятий.
    Морис продолжал хрипеть, не в силах сделать вдох. Глаза мистера Н. – если только то, что Морис видел перед собой, на самом деле было глазами – были до краёв полны тьмы, холода и вечности.

    Стука в дверь никто из четверых, разумеется, не услышал.
    Мадам Женевьева, измученная подозрениями и ревностью, обеспокоенная чересчур длительным отсутствием мужа, постучала снова. Никто ей не ответил: все находившиеся в квартире, и люди, и нелюди, были слишком заняты. Мадам Женевьева прислушалась – и уловила слабый стон. Истолковав его совершенно ошибочным образом, мадам Женевьева пришла в ярость. И обрушилась на дверь всем своим весьма внушительным весом.
    Замок не выдержала напора и сломался, явив взгляду обманутой супруги картину замершей на полу, обнявшейся парочки. И блудный муж, и его мерзкая подружка с перепуганным до смерти видом таращились в сторону Женевьевы.
    Ситуация показалась ей совершенно ясной.
    Женевьева, кипящая гневом, схватила первое, что попалось под руку (это оказалась сумочка Сары) и швырнула в онемевшего от испуга мужа. Морис не отреагировал и даже не попытался уклониться, продолжая в шоке разглядывать жену. Следом за сумочкой полетели туфли.
    Левая угодила в светильник, стоящий за спиной Мориса. Сложная изогнутая конструкция зашаталась – и обрушилась на пол. Жалобно зазвенели лопающиеся трубки. Мерцающий, переливающийся по стенам свет потух.

    – До чего неудачное стечение обстоятельств, – произнёс мистер Н, скорбно разглядывая россыпь стеклянных осколков.
    – Весьма прискорбно, – согласился мистер М.

    ***

    Женевьева простила мужа. В немалой степени их примирению способствовало то, что Морис впал в некоторое подобие нервной горячки, и должен был подвергнуться длительному лечению. Кроме того, оказалось, что его мучают ночные кошмары. Единственным по-настоящему действенным средством, облегчающим состояние больного, оказалось благотворное присутствие жены. Рядом с Женевьевой Морис быстро успокаивался и становился почти нормальным.

    У Сары произошедшее не вызвало никаких заметных последствий – разве что, она наотрез отказывалась говорить с кем бы то ни было о событиях злополучного вечера.
    Её картины неожиданно обрели популярность. Манера живописи несколько изменилась, став более абстрактной, и произведения Сары от этого, определённо, выиграли, производя на зрителя неизменно сильный эффект.

    Если бы мистер Н и мистер М их видели – пожалуй, им пришлось бы признать, что даже и двухмерные проекции, при наличии у художника необходимой капельки вдохновения, могут содержать некоторое сходство с оригиналами.

     (с)

  •  06/05/2013, 12:11 1713725 in reply to 1710666

    Про баню.
    (с) Слава Сэ
     
    Любой мужчина мечтает напиться, сесть не в тот самолёт и чтоб наутро Барбара Брыльска гладила его пальцем по щеке.
    И ещё мне сказали: будет ужин, всё домашнее, поросёнок с яблоком во рту, огурчики, пирожки с черникой.
    Поэтому я пошёл в баню.

    Баня маленькая, двухместная, мне выпало мыться с Колей. Гости смотрели нам вслед с пониманием. Все были в курсе, Коля родился и вырос в мартеновской печи. При виде тазиков он дуреет. В нём просыпается огненный монстр, демон веника и пара. А я ж не знал. Я шёл просто мыться и говорить о женской вредности.

    Он надел шапку, перчатки. По глазам было видно, надел бы и валенки, не было. Сказал, надо поддать. Поддавал, пока не взорвался градусник.
    - Ну вот, теперь хорошо, - обрадовался Коля.

    Меж тем, в парилке настало ядерное лето, всё вокруг сделалось лиловым и малиновым как на Венере в середине августа.
    На всякий случай я показал Коле жестами, какой я несчастный. Как бы намекнул что сдаюсь и готов уже перейти к пьянству, самолёту и Барбаре Брыльской.

    Коля сказал, сейчас мы восстановим мне оптимизм. С трогательной заботой к моим неурядицам он взмахнул веником каким-то самурайским способом. Примерно на втором ударе из меня выбежали все микробы, в том числе полезные. Тогда же открылась разница между баней и процессом распада ядра. И ещё я понял, кого из гостей планировали подать на стол с яблоком во рту.

    На третьем ударе я отрёкся от гелиоцентрческой модели мира в пользу плоской земли, плывущей на черепахе. Всё, говорю, Коля, никто нигде уже не вертится, только не надо больше вот этого.
    В ответ Коля показал как делают «припарки». Ну, которые мёртвым ни к чему. Конечно, ни к чему. Кому ж надо чтоб мёртвые бегали по бане, жалуясь на ожоги.

    Потом, когда я всё-таки выжил и ел пирожки с черникой, складывая их в столбики по три, и все гости казались мне одной сплошной Барбарой Брыльской, Коля рассказал Очень Короткую Историю.

    - Однажды я мылся со сталеварами. Думал, сдохну. Было очень жарко, ужасно. Этих мужиков в деревне называли «сталевары». Они вообще беспредельщики. Один выбежал с тазиком под дождь, его ударила молния, он ничего, дальше мыться пошёл.

    Так сказал Коля и тревожно посмотрел на закат.


  •  07/08/2013, 11:41 1718227 in reply to 1713725

    Самый короткий кошмар

    Спросонья слышу - сосед этажом выше долбит молотком.
    Какой сосед? Какой этаж? В моём доме этаж один! - Сон как рукой сняло, я вскочил на постели.
    Так это, наверное, ветер!

    И тут постучали снизу...

    (с) Мустафа Ибрагим

  •  08/09/2013, 6:26 1720112 in reply to 1718227

    Лучи сыплются на Землю, как Снег, но совсем иначе ее согревают.
       Снег напяливал на нее шубу, кутал  Землю,  советовал  беречься,  строго
    соблюдать постельный режим. Что поделаешь, видно, он. Снег,  имел  на  это
    право...
       Лучи скользят по воздуху, почти не смея  коснуться  Земли.  У  них  нет
    теплых шуб, у них нет мудрых советов. Им остается согревать  Землю  только
    своей нежностью...
     (с) Ф.Кривин
  •  08/10/2013, 14:29 1720142 in reply to 1720112

    Вначале
        
    - Бог.
     - Да.
     -Что да?
     - Бог.
     - Что Бог?
     - Здесь я, здесь.
     - А где тебе еще быть, ничего же нет.
      - А кто тогда говорит?
     - Я, Бог.
     - Сам собой?
     - А с кем еще? Никого ж больше нет.
     …(молчание)
     - Надо что-то делать, а то это как-то нездорово получается.
     - Давай молчать.
     - Давай.
     …(молчание)
     - Скучно. Надо придумать что-нибудь еще.
     - Зачем? Все равно ничего не видно.
     - Тогда сначала свет включи.
     - Гм? А как?
     …(молчание)
     - Придумал. Сотворю-ка…
     - Сам сотварюка.
     - Подожди. Сотворю-ка я все сущее.
     - Все? А точно все будет? Ничего же не видно…
     - Все будет!
     - Это правильно. А свет будет?
     - Да, будет свет.
     
     Занавес.

    (с) Трон
  •  08/12/2013, 13:13 1720238 in reply to 1720142

    (люблю такое, теплое)

     - Пойдём смотреть сегодня вечером?

    - Думаешь, они выйдут?

    - Может быть и не все, но выйдут. Ну что ты как маленькая, вспомни сама. Ещё не было такого, чтоб они не выходили.

    - Было! Вот зачем ты так говоришь? Осенью, например, их вообще почти не бывает.

    - Если мы их не видим, это не значит, что их нет. Они выходят, так же как и всегда, только мы не видим их за облаками. Ведь нас с ними разделяет целое небо.

    - Как ты думаешь, зачем оно это делает? Ну, разделяет нас?

    - Так заведено. Говорят, мы никогда не сможем дотянуться до них.

    - Никогда. Какое страшное слово, от него так и тянет холодом и одиночеством. Как ты думаешь, они одиноки?

    - Думаю да. Их много, но они страшно далеко друг от друга.

    - Как жалко. Послушай, а днем? Где они бывают днем?

    - Спят, наверное. Разве это мыслимо жить при солнечном свете? Кто бы смог вынести такое?

    - Солнце почти уже скрылось, пойдём?

    - Пойдём, только давай не до утра. Хотя, мы каждый раз планируем с тобой чуть-чуть посидеть, полюбоваться и..

    Звёзды шли рядом, продолжая тихонько переговариваться. Каждый вечер, они выходили смотреть на людей. Они не знали, что люди тоже смотрят на них, они вообще чертовски мало знали о людях.

    (с) Максим Самойлов

  •  08/29/2013, 15:44 1722860 in reply to 1720238

    Однажды (давно) я полетела на Новый год в родной Северный Казахстан. Из Владивостока. Вопрос "что привезти" в сухопутную местность из очень морской местности - это разве вопрос вообще? Бревно копченой нерки; вяленых кальмаров сколько-нибудь; икры - ну, пожалуй; крабового мяса тогда отдельно, в очищенном и заархивированном виде еще не продавали, а так бы я на этом и остановилась. Но везти клешни не решилась, а комплект казался мне не полным. И я купила свежемороженого трубача (моллюск такой, улитка размером с кулак иногда. Деликатес, ужасно дорогая штуковина) и папоротник, то ли моченый, то ли соленый, не помню; не важно. Много трубача и много папоротника.

    В отчем доме, выкладывая дары моря и тайги на стол, имела успех. Мама, потрогав мизинцем выпавшего из пакета трубача, сказала: "А вот это вот. Вот это - кто?"

    - Ну конечно, сама приготовлю, - я ответила.

    На Новый год к нам традиционно приходили все родственники. У нас вообще довольно большой был клан, пока все не разъехались кто куда. Тогда еще не разъехались. Именно по этой причине я привезла много трубача и много папоротника: чтобы удивить всех, вот чтоб буквально никто не ушел неудивленным.

    Вы знаете, у меня всё это дело правда вкусно получилось. Моллюсков вообще готовить невкусно - глупо (как и папоротник). Это было моё авторское горячее блюдо на тот Новый год: гора папоротника с корейскими специями и кусочками свинины, а по краю громадного круглого блюда, как солдаты на посту, задницами в папоротник, лицом к потенциальному врагу - моллюски: глазки на усиках торчком, тельце упругое, словно к прыжку готовое, штук полста. Красотень, а не инсталляция. Никто не стал жрать.

    Когда я это блюдо притащила - торжественно, победоносно, можно сказать - за столом все умолкли. Люди, никогда не видавшие папортоника-орляка - в принципе, им уже и трубача не надо было: тёмно-болотного цвета то ли черви, то веревки, густо переплетенные в кубло, впечатлили даже самых невпечатлительных моих родичей. Моллюски были необязательным контрольным выстрелом. Я не ожидала такого эффекта, клянусь.

    - Это что? - спросил наконец муж моей тёти, дядя Юра. Между прочим, художник и вообще продвинутый чувак. Такие как он вообще лягушек едят запросто, а тут в папоротник смотрит и лицо у него при этом такое специальное, как будто я не одно из самых популярных дальневосточных блюд приготовила, а - ну, не знаю - принесла сырые мозги макаки (вот написала и поняла, что мозги бы он всё-таки сожрал, пожалуй).

    - Папоротник это, - говорю.

    Тут дядя Юра тронул пальцем усики ближайшего трубача и произнёс фразу, которую я и нынче, спустя - 25? - лет, не соглашусь признать остроумной:

    - А это, - сказал дядя Юра, - какой-то тарантУл.

    Помолчал с полминуты и уточнил:

    - ТарантУл из папорОтника.

    И тарантУлов, и папорОтник я ела примерно неделю. Одна. Было очень вкусно.

    Кстати, с тех пор в Казахстан привозила только копченую нерку, икру и вяленых кальмаров, которые, побалансировав в группе риска, всё-таки были признаны среди моей сухопутной родни годным продуктом.

    (с) Лора  Белоиван

     

  •  08/29/2013, 19:32 1722871 in reply to 1722860

    Поржала :) "Чтоб удивить всех, чтоб вот буквально никто не ушел неудивленным", После описания красоты блюда - "Никто не стал жрать". :))))))))))))) И про папоротник круто:))) "то ли черви, то ли веревки":)))))))
Страница 6 из 8 [Всего 108 записей]   « Первая ... « 4 5 6 7 8 »
Показать как RSS feed в формате XML


visits

Community Server