Доступно и всерьез о людях и  взаимоотношениях между ними
Добро пожаловать в Socionics.org Войти | Регистрация | Помощь
in Найти

Уникальное предложение: Типирование с Виктором Гуленко по Skype!.

Любимые стихи

Последний ответ: t 23   01/29/2016, 3:48   Ответов: 167
Страница 6 из 12 [Всего 168 записей]   « Первая ... « 4 5 6 7 8 » ... Последняя »
Сортировать сообщения: Previous Next
  •  01/20/2012, 7:15 1621271 in reply to 1620802

    Jeniktin:

    Anastaziya:
    Нет ничего своего, стоящего внимания)

    Jeniktin:

    Вложу и я свою лепту.

    Жалко тех кто думает задним умом...
    Счастлив тот кто думает передним...
    Я не от куда! Я куда!
    Туда где дальнозоркая моя звезда.

    Впредь, мне что-ли познавать истину используя прямые вопросы к тебе?


    "Кто здесь?!"   ...из анекдота)))
  •  01/20/2012, 7:38 1621281 in reply to 872384

    Jeniktin:

    Здесь вам не равнина, Володечка Высоцкий

    ... Кто здесь не бывал, кто не рисковал -

     Тот сам себя не испытал,

     Пусть даже внизу он звезды хватал с небес:
     Внизу не встретишь, как не тянись,
     За всю свою счастливую жизнь
     Десятой доли таких красот и чудес...


    Сильно сказано, каждое слово находит отклик.
  •  01/20/2012, 7:40 1621283 in reply to 1621281

    Александр Розенбаум - А может, не было войны

    А может, не было войны 
    И людям все это приснилось: 
    Опустошенная земля, 
    Расстрелы и концлагеря, 
    Хатынь и братские могилы? 

    А может, не было войны, 
    И у отца с рожденья шрамы, 
    Никто от пули не погиб, 
    И не вставал над миром гриб, 
    И не боялась гетто мама? 

    А может, не было войны, 
    И у станков не спали дети, 
    И бабы в гиблых деревнях 
    Не задыхались на полях, 
    Ложась плечом на стылый ветер? 

    Люди, одним себя мы кормим хлебом, 
    Одно на всех дано нам небо, 
    Одна земля взрастила нас 
    Люди, одни на всех у нас дороги, 
    Одни печали и тревоги, 
    Пусть будет сном и мой рассказ. 
    Пусть будет сном и мой рассказ...

    А может, не было войны? 
    Не гнали немцев по этапу, 
    И абажур из кожи - блеф, 
    А Муссолини - дутый лев, 
    В Париже не было гестапо? 

    А может, не было войны? 
    И "шмайсер" - детская игрушка, 
    Дневник, залитый кровью ран, 
    Был не написан Анной Франк, 
    Берлин не слышал грома пушек? 

    А может, не было войны, 
    И мир ее себе придумал? 
    Но почему же старики 
    Так плачут в мае от тоски? - 
    Однажды ночью я подумал 

    А может, не было войны, 
    И людям все это приснилось?
  •  01/20/2012, 12:32 1621432 in reply to 872384

    Старый Хью жил недалеко от того утеса, на
    Котором маяк – как звездочка на плече.
    И лицо его было словно ветрами тёсано.
    И морщины на нем – как трещины в кирпиче.

    «Позовите Хью! – говорил народ, — Пусть сыграет соло на
    Гармошке губной и песен споет своих».
    Когда Хью играл – то во рту становилось солоно,
    Будто океан накрыл тебя – и притих.

    На галлон было в Хью пирата, полпинты еще – индейца,
    Он был мудр и нетороплив, словно крокодил.
    Хью совсем не боялся смерти, а все твердили: «И не надейся.
    От нее даже самый смелый не уходил».

    У старого Хью был пес, его звали Джим.
    Его знал каждый дворник; кормила каждая продавщица.
    Хью говорил ему: «Если смерть к нам и постучится –
    Мы через окно от нее сбежим».

    И однажды Хью сидел на крыльце, спокоен и деловит,
    Набивал себе трубку (индейцы такое любят).
    И пришла к нему женщина в капюшоне, вздохнула: «Хьюберт.
    У тебя ужасно усталый вид.

    У меня есть Босс, Он меня и прислал сюда.
    Он и Сын Его, славный малый, весь как с обложки.
    Может, ты поиграешь им на губной гармошке?
    Они очень радуются всегда».

    Хью все понял, молчал да трубку курил свою.
    Щурился, улыбался неудержимо.
    «Только вот мне не с кем оставить Джима.
    К вам с собакой пустят?»
    - Конечно, Хью.

    Дни идут, словно лисы, тайной своей тропой.
    В своем сказочном направленьи непостижимом.
    Хью играет на облаке, свесив ноги, в обнимку с Джимом.
    Если вдруг услышишь в ночи – подпой.

    Вера Полозкова

  •  01/20/2012, 12:53 1621437 in reply to 1621432

     

    Мужчинам посвящается:
     
    Кто такие мужчины...я спросила у ветра.

     Просто ...сильные птицы...по полету заметно.

     Их усталость...немного...научила...быть жестким.

     И не надо их гладить постоянно по шерстке...

     Вы скажите им лучше...что то нежное в ушко.

     Им порою как воздух...это ...сладкое нужно...

     Не стесняйтесь ночами...делать им комплименты.

     Ведь мужчины как дети...иль похожие чем то...

     Поцелуйте их нежно....подарите им сказку...

     И взамен получите...необычную...ласку....

     И огромная Радость...снизойдет к вам в полете..

     Быть ,что значит...Любимой ! наконец вы поймете.

     Кто такие мужчины? Это сильные Птицы..

     Раи Кампар

     

  •  01/23/2012, 5:00 1622229 in reply to 1621437

    Каждый выбирает для себя
    женщину, религию, дорогу.
    Дьяволу служить или пророку -
    каждый выбирает для себя.
    Каждый выбирает по себе
    слово для любви и для молитвы.
    Шпагу для дуэли, меч для битвы
    каждый выбирает по себе.
    Каждый выбирает по себе.
    Щит и латы, посох и заплаты,
    меру окончательной расплаты
    каждый выбирает по себе.
    Каждый выбирает для себя.
    Выбираю тоже - как умею.
    Ни к кому претензий не имею.
    Каждый выбирает для себя.
    Ю. Д. Левитанский
    
  •  01/23/2012, 5:40 1622259 in reply to 1622229

    Мужчинам посвящала,теперь женщинам...

     

    Ты - женщина, ты - книга между книг,

    Ты - свернутый, запечатленный свиток;

    В его строках и дум и слов избыток,

    В его листах безумен каждый миг.

     

    Ты - женщина, ты - ведьмовский напиток!

    Он жжет огнем, едва в уста проник;

    Но пьющий пламя подавляет крик

    И славословит бешено средь пыток.

     

    Ты - женщина, и этим ты права.

    От века убрана короной звездной,

    Ты - в наших безднах образ божества!

     

    Мы для тебя влечем ярем железный,

    Тебе мы служим, тверди гор дробя,

    И молимся - от века - на тебя!

     

  •  01/23/2012, 7:10 1622320 in reply to 1622229

    Jeniktin:
    ... которая его бросила и женилась на итальянце...

    Вышла замуж.Женщины выходят замуж, мужчины женятся...
  •  01/23/2012, 10:10 1622398 in reply to 1622320

     

    "Я... свяжу тебе жизнь...

    Из пушистых мохеровых ниток...

    Я... свяжу тебе жизнь...

    Не солгу ни единой петли...

    Я... свяжу тебе жизнь...

    Где... узором по полю молитвы...

    Пожелания счастья...

    В лучах... настоящей любви...

    Я... свяжу тебе жизнь...

    Из веселой меланжевой пряжи...

    Я... свяжу тебе жизнь...

    И потом... от души подарю...

    Где... я нитки беру?

    Никому... никогда... не признаюсь...

    Чтоб... связать... тебе жизнь...

    Я... тайком распускаю... свою..."

     

  •  01/24/2012, 8:26 1622750 in reply to 1621437

    * ОНА: 
    Когда мне будет восемьдесят пять,
    Когда начну я тапочки терять, 
    В бульоне размягчать кусочки хлеба, 
    Вязать излишне длинные шарфы, 
    Ходить, держась за стены и шкафы, 
    И долго-долго вглядываться в небо, 
    Когда все женское, 
    Что мне сейчас дано, 
    Истратится и станет все равно - 
    Уснуть, проснуться, или не проснуться. 
    Из виданного на своем веку 
    Я бережно твой образ извлеку, 
    И чуть заметно губы улыбнутся. 

    * ОН: 
    Когда мне будет восемьдесят пять, 
    По дому буду твои тапочки искать, 
    Ворчать на то, что трудно мне сгибаться, 
    Носить какие-то нелепые шарфы 
    Из тех, что для меня связала ты. 
    А утром, просыпаясь до рассвета, 
    Прислушаюсь к дыханью твоему, 
    Вдруг улыбнусь и тихо обниму. 
    Когда мне будет восемьдесят пять, 
    С тебя пылинки буду я сдувать, 
    Твои седые букли поправлять,
    И, взявшись за руки по скверику гулять. 
    И нам не страшно будет умирать,
    Когда нам будет восемьдесят пять...)
  •  01/27/2012, 1:05 1624148 in reply to 1622750

    ладно, ладно, давай не о смысле жизни,
    больше вообще ни о чем таком
    лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом
    под потолком пахнет липкой самбукой и табаком
    в пятницу народу всегда битком
    и красивые, пьяные и не мы выбегают курить,
    он в ботинках, она на цыпочках, босиком
    у нее в руке босоножка со сломанным каблуком
    он хохочет так, что едва не давится кадыком

    черт с ним, с мироустройством, все это бессилие и гнилье
    расскажи мне о том, как красивые и не мы приезжают на юг,
    снимают себе жилье,
    как старухи передают ему миски с фруктами для нее
    и какое таксисты бессовестное жулье
    и как тетка снимает у них во дворе с веревки свое негнущееся белье,
    деревянное от крахмала
    как немного им нужно, счастье мое
    как мало

    расскажи мне о том, как постигший важное – одинок
    как у загорелых улыбки белые, как чеснок,
    и про то, как первая сигарета сбивает с ног,
    если ее выкурить натощак
    говори со мной о простых вещах

    как пропитывают влюбленных густым мерцающим веществом
    и как старики хотят продышать себе пятачок в одиночестве,
    как в заиндевевшем стекле автобуса,
    протереть его рукавом,
    говоря о мертвом как о живом

    как красивые и не мы в первый раз целуют друг друга в мочки,
    несмелы, робки
    как они подпевают радио, стоя в пробке
    как несут хоронить кота в обувной коробке
    как холодную куклу, в тряпке
    как на юге у них звонит, а они не снимают трубки,
    чтобы не говорить, тяжело дыша, «мама, все в порядке»;
    как они называют будущих сыновей всякими идиотскими именами
    слишком чудесные и простые,
    чтоб оказаться нами

    расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
    и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
    и закатывает глаза, чтоб не зареветь
    и как люди любят себя по-всякому убивать,
    чтобы не мертветь

    расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,
    чтобы нравиться билетёрше,
    вахтерше,
    папиной секретарше,
    но когда садится обедать с друзьями и предается сплетням,
    он снимает их, становясь почти семнадцатилетним

    расскажи мне о том, как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая
    почему та одна фотография, где вы вместе, всегда нерезкая
    как одна смс делается эпиграфом
    долгих лет унижения; как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими
    почему мы всегда чудовищно переигрываем,
    когда нужно казаться всем остальным счастливыми,
    разлюбившими

    почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале
    почему с нами говорят на любые темы,
    кроме самых насущных тем
    почему никакая боль все равно не оправдывается тем,
    как мы точно о ней когда-нибудь написали

    расскажи мне, как те, кому нечего сообщить,
    любят вечеринки, где много прессы

    все эти актрисы метрессы
    праздные мудотрясы

    жаловаться на стрессы,
    решать вопросы,
    наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху
    расскажи мне как на духу
    почему к красивым когда-то нам приросла презрительная гримаса
    почему мы куски бессонного злого мяса
    или лучше о тех, у мыса

    вот они сидят у самого моря в обнимку,
    ладони у них в песке,
    и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз
    просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас
    даже пахнут они – гвоздика или анис –
    совершенно не нами
    значительно лучше нас
    В.Полозкова
  •  01/27/2012, 9:40 1624247 in reply to 1624148

    СМЕХ
    Каждый из нас - это частный случай музыки и помех
    Так что слушай, садись и слушай божий ритмичный смех
    Ты лишь герц его, сот, ячейка, то, на что звук разбит
    Он таинственный голос чей-то, мерный упрямый бит
    Он внутри у тебя стучится, тут, под воротничком
    Тут, под горлом, из-под ключицы, если лежать ничком
    Стоит капельку подучиться - станешь проводником
    Будешь кабель его, антенна, сеть, радиоволна
    Чтоб земля была нощно, денно смехом его полна
    Как тебя пронижет и прополощет, чтоб забыл себя ощущать,
    Чтоб стал гладким, словно каштан, на ощупь, чтобы некуда упрощать
    Чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать
    Был как старый балкон - усыпан пеплом, листьями и лузгой
    Шёл каким-то шипеньем сиплым, был пустынный песок, изгой
    А проснёшься любимым сыном, чистый, целый, нагой, другой
    Весь в холодном сиянье синем, распускающемся дугой
    Сядешь в поезд, поедешь в сити, кошелёк на дне рюкзака
    Обнаружишь, что ты носитель незнакомого языка
    Поздороваешься - в гортани, словно ржавчина, хрипотца
    Эта ямка у кромки рта мне скажет больше всех черт лица
    Здравствуй, брат мой по общей тайне, да, я вижу в тебе отца
    Здравствуй, брат мой, кто независим от гордыни - тот белый маг
    Мы не буквы господних писем, мы держатели для бумаг
    Мы не оптика, а оправа, мы сургуч под его печать
    Старость - думать, что выбил право наставлять или поучать
    Мы динамики, а не звуки, пусть тебя не пугает смерть
    Если выучиться разлуке, то нетрудно её суметь
    Будь умерен в питье и пище, не стремись осчастливить всех
    Мы трансляторы: чем мы чище, тем слышнее господень смех
    Мы оттенок его, подробность, блик на красном и золотом
    Будем чистыми - он по гроб нас не оставит. Да и потом
    Нет забавней его народца, что зовёт его по часам
    Избирает в своем болотце, ждёт инструкции к чудесам
    Ходит в Мекку, святит колодцы, ставит певчих по голосам
    Слушай, слушай, как он смеется
    Над собою смеется сам

    Вера Полозкова
  •  01/27/2012, 11:03 1624279 in reply to 1624247

    "...Мир без меня я видел, и его
    Представить проще мне, чем мир со мною:
    Зачем я тут -- не знаю и сейчас.
    А чтобы погрузиться в мир без нас,
    Довольно встречи с первою женою
    Или с любой, с кем мы делили кров,
    На счет лупили дачных комаров,
    В осенней Ялте лето догоняли,
    Глотали незаслуженный упрек,
    Бродили вдоль, лежали поперек
    И разбежались по диагонали.

    Все изменилось, вплоть до цвета глаз.
    Какой-то муж, ничем не хуже нас,
    И все, что полагается при муже, --
    Привычка, тапки, тачка, огород,
    Сначала дочь, потом наоборот, --
    А если мужа нет, так даже хуже.
    На той стене теперь висит Мане.
    Вот этой чашки не было при мне.
    Из этой вазы я вкушал повидло.
    Где стол был яств -- не гроб, но гардероб.
    На месте сквера строят небоскреб.
    Фонтана слез в окрестностях не видно..."

    Дмитрий Быков.
  •  01/30/2012, 0:45 1624915 in reply to 1621437

    Песенка о моей жене

    Надоело в песнях душу разбазаривать, 
    И с концертов возвратясь к себе домой, 
    Так приятно вечерами разговаривать 
    С своей умненькой, веселенькой женой.

    И сказать с улыбкой нежной, не заученной: 
    "Ах, ты чижик мой, бесхвостый и смешной. 
    Ничего, что я усталый и замученный, 
    И немножко сумасшедший и больной.

    Ты не плачь, не плачь, моя красавица, 
    Ты не плачь, женулечка-жена. 
    В нашей жизни многое не нравится, 
    Но зато в ней столько раз весна!"

    Чтоб терпеть мои актерские наклонности, 
    Нужно ангельским терпеньем обладать, 
    А прощать мои дежурные влюбленности, 
    В этом тоже надо что-то понимать!..

    И, целуя ей затылочек подстриженный, 
    Чтоб вину свою загладить и замять, 
    Моментально притворяешься обиженным, 
    Начиная потихоньку напевать:

    "Ну не плачь, не плачь, моя красавица. 
    Ну не злись, женулечка-жена, 
    В нашей жизни все еще поправится! 
    В нашей жизни столько раз весна!"

    А потом пройдут года, и Вами брошенный, 
    Постаревший, жалкий и смешной, 
    Никому уже не нужный и изношенный, 
    Я, как прежде, возвращусь к себе домой.

    И скажу с улыбкой жалкой и заученной: 
    "Здравствуй, чиженька, единственный и мой! 
    Ничего, что я усталый и замученный, 
    Одинокий, позабытый и больной.

    Ты не плачь, не плачь, моя красавица! 
    Ты не плачь, женулечка-жена! 
    Наша жизнь уж больше не поправится, 
    Но зато ведь в ней была весна!" 

    Вертинский А. 1930


  •  01/30/2012, 9:35 1625070 in reply to 1624915

    Jeniktin:
    Anastaziya:
     

    Песенка о моей жене

    Надоело в песнях душу разбазаривать, 
    И с концертов возвратясь к себе домой, 
    Так приятно вечерами разговаривать 
    С своей умненькой, веселенькой женой.

    И сказать с улыбкой нежной, не заученной: 
    "Ах, ты чижик мой, бесхвостый и смешной. 
    Ничего, что я усталый и замученный, 
    И немножко сумасшедший и больной.

    Ты не плачь, не плачь, моя красавица, 
    Ты не плачь, женулечка-жена. 
    В нашей жизни многое не нравится, 
    Но зато в ней столько раз весна!"

    Чтоб терпеть мои актерские наклонности, 
    Нужно ангельским терпеньем обладать, 
    А прощать мои дежурные влюбленности, 
    В этом тоже надо что-то понимать!..

    И, целуя ей затылочек подстриженный, 
    Чтоб вину свою загладить и замять, 
    Моментально притворяешься обиженным, 
    Начиная потихоньку напевать:

    "Ну не плачь, не плачь, моя красавица. 
    Ну не злись, женулечка-жена, 
    В нашей жизни все еще поправится! 
    В нашей жизни столько раз весна!"

    А потом пройдут года, и Вами брошенный, 
    Постаревший, жалкий и смешной, 
    Никому уже не нужный и изношенный, 
    Я, как прежде, возвращусь к себе домой.

    И скажу с улыбкой жалкой и заученной: 
    "Здравствуй, чиженька, единственный и мой! 
    Ничего, что я усталый и замученный, 
    Одинокий, позабытый и больной.

    Ты не плачь, не плачь, моя красавица! 
    Ты не плачь, женулечка-жена! 
    Наша жизнь уж больше не поправится, 
    Но зато ведь в ней была весна!" 

    Вертинский А. 1930


    Да в доме для престарелых на мужика по девять баб. Главное вовремя развестись.

     


    "Позволю извенить себе убогость мыслей ваших чёрных..." (с)

Страница 6 из 12 [Всего 168 записей]   « Первая ... « 4 5 6 7 8 » ... Последняя »
Показать как RSS feed в формате XML


visits

Community Server