Доступно и всерьез о людях и  взаимоотношениях между ними
Добро пожаловать в Socionics.org Войти | Регистрация | Помощь

Уникальное предложение: Типирование с Виктором Гуленко по Skype!.

Re: Будущий Патриарх

  •  01/13/2009, 2:42

    Источник: http://obozrevatel.com/news/2009/1/6/278280.htm
    Перезагрузка Московского патриархата Демократия по-церковному До Поместного собора РПЦ, на котором должен быть избран преемник покойного Алексия Второго, осталось чуть больше двух недель. Всепоместный собор Русской православной церкви для выборов преемника скончавшегося Алексия Второго назначен на 28-29 января. Главным вопросом остается, естественно, кто из кандидатов в патриархи им станет. Несмотря на все прогнозы о предрешенности, выборы могут быть альтернативными. Три причины этого активно обсуждают в первопрестольной. Самое главное - это решение украинского епископата выдвинуть митрополита Владимира. Второе - это то, что Кремль слишком занят «разруливанием» кризиса, там не до церковников. И третье - избирать Патриарха будет не Архиерейский, а Поместный собор, а им манипулировать гораздо сложнее. По квотам, определенным Священным синодом (кстати, отступление от Устава, т.к. порядок представительства должен определять Архирейский собор, но он не был собран), от каждой епархии, помимо имеющихся в ней архиереев, на собор должны быть избраны трое: от духовенства, монашествующих и мирян. Выборы должны проводиться епархиальными собраниями. Вот последнее, казалось бы, чисто процедурное решение и оказалось самым проблемным. Епархиальное собрание - то есть собрание всех клириков епархии - проходит под председательством правящего архиерея, а местничество и кумовство, которое расцвело при Алексии Втором, практически обеспечивает главе епархии лояльность всех депутатов от его епархии. Попросту на собор не попадает ни один, кто не был ему очень близок. Прошедшие сразу за решением Синода епархиальные собрания в таких крупных епархиях, как Санкт-Петербургская, Воронежская и Тверская, показали это самым наглядным образом. В число делегатов вошли, как правило, секретари епархиальных управлений (от духовенства), настоятели или настоятельницы «приближенных» монастырей (от монашества) и чиновники епархиальных управлений, не имеющие священнического или монашеского звания (от мирян). Таким образом, сформировались блоки епархий, которые начали объединяться в лагеря по земляческому признаку. Отражают ли они действительно мнение русского православия? Об этом сказать трудно. За время патриаршества Алексия Второго в РПЦ начали развиваться различные формы самоорганизации. Вполне нормальным явлением стали неформальные съезды монашествующих, собрания "матушек" - жен священников, активистов церковного образования и миссионеров. На этих мероприятиях возникли свои неформальные лидеры, находящиеся вне церковной иерархии, но реально влияющие на развитие сегодняшнего православия. То есть если бы выбор делегатов на собор был осуществлен по неформальному признаку, исходя из количественного принципа и без надзирающего ока главы епархии, то Патриарха избрали бы другие лица. Но армия провинциальных приходских активистов не имеют никакой возможности повлиять на результаты голосования "от мирян", поскольку не имеют права голоса на епархиальных собраниях (и, как правило, даже не могут на них присутствовать), здесь даже не обсуждается. Хотя это почти четверть голосов собора. Не факт, что это было бы лучше, но то, что это более соответствовало бы духу современного православия это точно. Но фильтр сработал, на Поместном соборе практически не будет «духовников» власть предержащих, популярных церковных говорунов, властных настоятельниц крупных монастырей, полукриминальных спонсоров-бизнесменов, активистов-общественников с лихорадочным блеском в глазах, тихопомешанных и буйных миссионеров и многих других привычных персонажей церковного обихода. Сегодня они основной актив РПЦ. Далекие от истинного знания, перегруженные собственными идеями, ярые фундаменталисты, именно они представляют то православие, которое оставил нам Алексий Второй. Парадокс в том, что усопший Патриарх привечал две категории приближенных. Мозгом он тянулся к прогрессистам, а сердцем был с делками (дельцами купеческого закваса). Может быть, поэтому «тело» церкви стало таким фундаментальным и антилиберальным, в то время, как прогрессисты разных сортов захватили центральные православные СМИ, общецерковные структуры и церковные учебные заведения. В этом столь существенная разница куриального и Поместного самовыражения православной паствы. И на этом и базируются сформировавшиеся лагеря. Они по-разному будут представлены на Поместном соборе, у них разная активность и консолидированность, но именно эти лагеря попытаются навязать свою волю всему русскому православию. В этом демократичность избрания с одной стороны и проблема легитимности новоизбранного Патриарха с другой стороны. Как шепчутся в Синоде, «уж лучше бы Его назначили в Кремле». Кремлевские, конечно, вмешаются, но, видимо, в самый последний момент, когда опасность «невыгодного» кандидата станет вопиющей. Реальная "соборность", на мой взгляд, выглядела бы существенно иначе, чем тот конгресс церковных администраторов, что будет иметь место. Геронтократическая верхушка, сидящая на своих местах уже четыре десятка лет (Кирилл самый молодой, но и ему уже 62), получила бы немало вопросов о своем экуменизме - точнее, о том, что их зарубежные контакты дали церкви. И вполне вероятно, что это повлекло за собой назревшие кадровые перемены. Итак, лагеря. Прогрессисты всех мастей мечтают о восшествии на патриарший престол митрополита Минского Филарета. Однако в отсутствии с его стороны внятных сигналов готовы уже добиваться избрания и "меньшего зла" - митрополита Кирилла. Они любят поговорить о развитии приходской активности, о том, что молодому поколению священнослужителей и мирян надо более энергично брать в свои руки устроение церковных дел. Однако когда речь заходит не только об обязанностях, но и об ответственности, не говоря уж о правах - в том числе о праве избирать и быть избранным, - прогрессисты исповедуют тот же принцип революционной необходимости, что и церковные администраторы. "Дай монахам право выбирать - так они такого наизбирают", - пишут в блогах одни сторонники церковного просвещения другим. Фундаменталисты же, лишенные права сказать свое слово на общецерковном форуме, безнадежно тыкают в параграфы Устава, апеллируют к закону, ищут исторические аналогии, подтверждающие их правоту, и слабо надеются на то, что Архиерейский собор примет решение выбирать патриарха по жребию, который, конечно, минует ненавистного им Кирилла. Однако надежды и опасения тех, кто верит, что при таком раскладе что-то светит Диомиду и его последователям, безосновательны. В церкви за прошедшие двадцать лет сложился костяк крепких администраторов второго эшелона с приличными биографиями и честно заработанным авторитетом. Выбор патриарха из этих людей смог бы несколько успокоить страсти, но он стал бы выбором и ответственностью только церковных топ-менеджеров. Потому разрыву между церковными верхами и "церковным народом" срастись в ближайшее десятилетия не суждено. А то и вообще дело дойдет до явного раскола - о чем говорят многие противники митрополита Кирилла, и не только из числа радикалов. Вообще с церковной точки зрения, наследство Алексия II ужасающе. В Уставе не только сохранились с советских времен, но и приумножились возможности максимально удобного для церковных верхов манипулирования системой выборов. Той самой "соборностью", которая, по мнению многих православных активистов, выгодно отличает православие от, например, католичества. В Уставе, скажем, записано, что процедуру формирования квот делегатов и выборов на Поместный собор - который только и имеет право выбрать патриарха - определяет Архиерейский собор, то есть собрание всех епископов церкви. Но в экстренных случаях это может сделать и Священный синод, то бишь та же небольшая группа высших церковных администраторов. Но когда пришел назначенный час, никакого Архиерейского собора не случилось. И даже объяснений его отсутствию не было дано. Квоты определили в узком кругу. Хотя именно вопрос процедуры избрания на собор мог бы стать поворотным шагом в современной церковной истории. Кто же может претендовать на место Патриарха? Согласно Уставу РПЦ (часть IV, п. 17), "Кандидат в Патриархи должен отвечать следующим требованиям: а) быть архиереем Русской Православной Церкви; б) обладать высшим богословским образованием, достаточным опытом епархиального управления, отличаться приверженностью к каноническому правопорядку; в) пользоваться доброй репутацией и доверием иерархов, клира и народа; г) "иметь доброе свидетельство от внешних" (1 Тим. 3, 7); д) иметь возраст не моложе 40 лет". Поскольку практически все архиереи РПЦ имеют высшее богословское образование и почти все старше сорока лет, формальным ограничениям отвечают более сотни кандидатов. Иначе обстоит дело с ограничениями содержательными. Что такое "достаточный опыт епархиального управления"? Кто определяет, отличается ли кандидат "приверженностью к каноническому правопорядку"? Как установить, пользуется ли кандидат "доброй репутацией и доверием иерархов, клира и народа"? И наконец, что "внешние" имеются в виду и в каком виде они должны представить то необходимое "доброе свидетельство"? Если говорить о митрополите Кирилле, то он явно не имеет "доброй репутации и доверия": в церковном народе его ненавидят за "экуменизм" и дискредитацию церкви коммерческими аферами, а "внешние" воспринимают его как "табачного митрополита" (именно с именем Кирилла связывают контрабандный картель, завозивший в Россию табачные изделия и алкоголь, освобожденные от налоговых сборов, на миллиардные суммы). И тем не менее он получил позицию местоблюстителя, а с ней - реальные шансы стать патриархом. Это показывает, что по-настоящему выдвигаться в патриархи могут только те епископы РПЦ, кто имеет достаточные административные возможности убедить собратьев в своей способности занять это место. И что канонические требования могут быть принесены в жертву политической целесообразности. Кандидатами будут те же, кто и всегда: представители высшего управленческого звена церкви - постоянные члены Священного синода и, быть может, кто-то из руководителей автономных церквей, не входящих в состав Синода (например, РПЦЗ). Нельзя, конечно, исключать самовыдвижения какой-то горячей головы из рядового епископата, но почти наверняка такой смельчак будет "забанен" в первом раунде. Среди обычных архиереев сейчас нет ни одного, который бы пользовался уважением среди сколько-нибудь значительного числа собратьев. Этим ситуация отличается от 1990 года, когда владыка Антоний (Блум) был отсеян только благодаря тому, что не являлся гражданином СССР. Но скорее всего Патриархом станет один из Постоянных членов Священного синода. После смерти патриарха осталось семь. Заведомо непроходными фигурами среди них являются: Митрополит Кишиневский и всея Молдовы Владимир (Канторян). В знающей и решающей части церкви у него репутация хорошего епархиального шофера, стечением обстоятельств попавшего на архиерейскую кафедру. Он единственный из независимых церковных игроков, кто последние двадцать лет сознательно ориентировался на митрополита Кирилла, выступавшего покровителем Православной церкви Молдовы. Тем не менее взамен на автокефалию, по слухам, готов поддержать Митрополита Киевского Владимира (Сабодана). Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир (Котляров). Старый (79 лет) и излишне скандальный персонаж, прославившийся как ультралиберальными по меркам сегодняшней церкви инициативами, так и плохим характером - скупость, капризы, гордыня. Он единственный из всех старших по возрасту членов Синода, кто не имеет вообще никакой команды. По последним слухам он потерял и поддержку в Кремле, т.к. не смог найти общего языка с ставленницей В.Путина губернатором Валентиной Матвиенко. Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков). Пожилой (73 года) и больной человек с репутацией, подмоченной как либерализмом и экуменизмом, так и прочими, опять же хорошо известными церковной публике грехами. В то же время как человек, близкий в 2000-е годы к патриарху, он смог продвинуть в епископат значительное количество своих ставленников, что делает его владельцем значимого пакета голосов на предстоящих выборах. Глава Украинской православной церкви Московского Патриархата (УПЦ МП) митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан). Во всех отношениях украинская копия Ювеналия, однако с меньшим количеством либерализма, но с большим алкоголизма. К тому же в последние полтора года он взял курс на предоставление УПЦ канонической автокефалии, что не вызывает восторга у его российских собратьев. Вместе с тем за ним стоят не только его личные выдвиженцы (которых в последнее время существенно прибавилось), но и сторонники его нового церковно-политического курса, которых в епископате Украине немало. Владимир первым выставил свою кандидатуру на патриарший престол. Поспешность была столь вызывающей, что священноначалие Русской православной церкви (РПЦ) назвало его выдвижение на патриарший престол неправомерным. Но Владимир возразил, что его выдвинула паства. Якобы Священный Синод УПЦ МП обнародовал обращение к митрополиту Владимиру. "Мы считаем вас достойным кандидатом на первосвятительский престол и заверяем, что поддержим вашу кандидатуру во время голосования на Поместном соборе Русской православной церкви", - говорилось в обращении украинских епископов. Но это выдвижение нельзя считать легитимным: по уставу РПЦ, оглашение списка кандидатов возможно лишь на Архиерейском соборе, а он намечен на 25-26 января. "Митрополит Владимир - достойная фигура, но по форме выдвижение этой кандидатуры неправомерно, - приводит газета слова замглавы Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата Всеволода Чаплина. - Я удивлен, что представители УПЦ сделали это заранее". Пресс-секретарь Московской Патриархии священник Владимир Вигилянский назвал решение украинского епископата "импульсивным". К проходным фигурам, кроме уже упоминавшегося митрополита Кирилла, можно отнести еще двоих иерархов. Митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин). Второй по молодости (59 лет) и самый юный по стажу (с 2003 года) постоянный член Синода. Длительное время был первым заместителем Кирилла в Отделе внешних церковных связей Московского патриархата и считался "рукой патриарха" в этом церковном сверхминистерстве. Занимался там административной работой, избежав дурной славы на почве скандальных финансовых операций с табаком и алкоголем. Как управляющий делами Московской патриархии, он, естественно, имеет дело с высшими государственными властями и, судя по всему, находит с ними взаимопонимание. Собственной группы поддержки среди епископата не имеет - за исключением своего брата Димитрия, архиепископа Тобольского и Тюменского. Но поскольку Климент является единственным среди "синодалов" явным консерватором и отличается редкой среди епископата, но столь ценимой в церкви скромностью, он имеет неплохие шансы получить много голосов провинциальных делегаций. Митрополит Минский и Слуцкий Филарет (Вахромеев). Фаворит среди экспертов, а также разных слоев православной общественности (кроме небольшой, но медийно заметной группы сторонников "политического православия", давно ориентирующихся на Кирилла). Он происходит из семьи крупных торговцев, получивших дворянство незадолго до революции, вырос в центре Москвы, сделал стремительную карьеру под покровительством патриарха Алексия I, но затем был активен и в кругу "экуменистов". Единственный из них, кто имел хорошую репутацию и в Троице-Сергиевой лавре, традиционно находившейся к "экуменистам" в оппозиции и давшей в 1990-е годы в епископат много своих выдвиженцев. Будучи руководителем Белорусского экзархата, он сумел наладить отношения с вздорным "православным атеистом" Александром Лукашенко, утихомирить конфликты между белорусскими и русскими националистически настроенными священниками и вместе с тем придать управляемой им части церкви более цивилизованный и современный облик по сравнению с российскими и украинскими епархиями. И это было новаторство, не вызывавшее отторжения. Поэтому за Филарета на выборах будут, вероятно, отданы голоса не только выборщиков от Белоруссии, но и сторонников его старого соратника митрополита Ювеналия, а также многих других выборщиков. Однако мало что известно о состоянии здоровья 73-летнего иерарха, а геронтократическом Синоде эта проблема может иметь определяющее значение: до выборов патриарха кандидатам еще надо дожить. Последнее его появление на публике в Минске состоялось 25 октября - тогда закончился визит в Белоруссию патриарха Алексия II. На фотографиях митрополит с огромными синяками под глазами и потемневшим лицом приветствует гостя и даже совершает вместе с ним службу. Более месяца до этого и последующее полтора никаких служб он не проводит. Совещание с благочинными возглавляемой им лично Минской епархии 27 ноября прошло без него. И даже после смерти патриарха он не совершил заупокойную службу в кафедральном соборе. Более того, сообщая о похоронах патриарха, епархиальная пресс-служба подчеркнула, что митрополит будет участвовать во всех предполагаемых мероприятиях, как будто для постоянного члена Синода могли быть иные варианты. А возможно, и могли. И не исключено, что этим и объясняется избрание митрополита Кирилла местоблюстителем. И если митрополит Филарет не сможет выдвинуть свою кандидатуру, то шансы на патриаршество у Кирилла резко повышаются. Союз православных республик завершает свою путь Что это - болезнь или политическое недомогание, пока неясно. Тем временем между Минском и Киевом продолжаются интенсивные контакты. И никто не может исключить, что Митрополиты Владимир и Филарет договариваются объединить усилия против Кирилла и Климента. Если их при этом поддержит Митрополит Кишиневский Владимир, то шансы выдвиженца этого триумвирата будут близки к 100%. На Украину, Беларусь и Молдову приходится более половины голосующих православных епископов. И консолидированная позиция всех священнослужителей трех стран могла бы означать тотальный разгром московской партии. Опасаясь такого развития ситуации, в Москве пытаются «расколоть» мятежных митрополитов. В ход идут разные аргументы. Так, диакон Андрей Кураев убеждает, что невозможность участия митрополита Владимира в борьбе за патриарший престол продиктована прежде всего тем, что это не в интересах самого украинского епископата: "Он не может себе позволить отпустить митрополита Владимира в Москву. Особенно в нынешней политической ситуации в Украине, при существующих отношениях с государственной властью (Президент Украины Виктор Ющенко отстаивает интересы автокефальной украинской церкви, независимой от Московского Патриархата). Украинской православной церкви просто нелогично выпроваживать единственного консолидатора нации". Митрополит Кирилл пытается вернуть на свою сторону кишиневского предстоятеля. Ранее он считался патроном молдавского епископата, но времена меняются, и за автокефалию Владимир Молдавский готов на многое. В итоге все решит Филарет Минский, на него также воздействуют и Кирилл и Климент, но белорусский иерарх отличается тем, что он честен, и будет действовать исключительно с позиции «пользы для православия». А по некоторым данным он утомился назойливой опекой Москвы над ныне независимыми экзархатами. В Москве попытались обойти киевского Митрополита Владимира с тыла и начали сепаратные контакты с известными в Москве митрополитами Одесским Агафангелом, Донецким Илларионом и Черновицким Онуфрием. Однако они продемонстрировали непоколебимость. Как говорят в УПЦ МП, "эти люди сейчас сами консолидировались вокруг митрополита Киевского и тем самым не могут быть самостоятельными субъектами и объектами предвыборного процесса". Голосование украинского, белорусского и молдавского епископата на Поместном соборе, таким образом, может пойти по нескольким сценариям. Их кандидат (скорее всего митрополит Киевский Владимир) может взять самоотвод. "Не исключено, что блаженнейший обратится к епископату с предложением отдать голоса за одного из кандидатов, - предполагает источник, близкий к аппарату РПЦ. - А может случиться и так, что он благословит разрозненное голосование украинских епископов. В этом случае будет очевидно, что у московских кандидатов не появится единой украинской оппозиции". Это принципиально важно для одного из фаворитов избирательной гонки - митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, говорят в его окружении. Но вот что он пообещает за это троим митрополитам, остается загадкой. Хотя, кроме вожделенной автокефалии, все трое не примут ничего. Если же им удастся выступить консолидированно, демонтаж РПЦ начнется из Москвы. Как бы то ни было, Московский Патриархат вступает в полосу испытаний. И чем все это закончится, даже предположить пока невозможно. Но при этом, если предположить, что митрополит Киевский Владимир станет Патриархом Московским, то это единственный путь преодолеть очередной раскол православия. Решение украинского синода, по мнению экспертов, важно скорее во внешнеполитическом аспекте. Так, в Москве всерьез опасались, что из-за борьбы украинских церквей синод УПЦ может "поддаться брожению" и выступить с поддержкой украинской автокефалии. "Выдвижение блаженнейшего на патриаршество — свидетельство того, что значительная часть епископата УПЦ против отрыва от РПЦ,— считает руководитель московского отделения Союза православных граждан Кирилл Фролов. - Это чисто демонстративный шаг, призванный показать, что Украинская церковь вместе с Русской". Блажен, кто верует …
View Complete Thread


visits

Community Server