Доступно и всерьез о людях и  взаимоотношениях между ними
Добро пожаловать в Socionics.org Войти | Регистрация | Помощь
in Найти

Уникальное предложение: Типирование с Виктором Гуленко по Skype!.

Эдвард Нортон

Последний ответ: Robespierre   02/06/2012, 10:46   Ответов: 79
Страница 1 из 6 [Всего 80 записей]   1 2 3 4 5 » ... Последняя »
Сортировать сообщения: Previous Next
  •  08/28/2007, 2:33 1280212

    Первобытный Страх, Бойцовский Клуб, Американская История Х, Иллюзионист....и многие другие фильмы.....кто он?

     

     

     

    http://www.kinomania.ru/stars/e/Edward_Norton/foto.shtml

  •  08/28/2007, 3:25 1280218 in reply to 1280212

    Аццкий Есь! YesIn love
  •  08/28/2007, 3:43 1280225 in reply to 1280218

    Beta Crusher:
    Аццкий Есь! YesIn love

     

    гы...ну то што тип Аццкий - стопудова!:-)

  •  08/28/2007, 13:13 1280267 in reply to 1280212

    ИЛИ
  •  08/29/2007, 12:25 1280449 in reply to 1280212

    Есь. По улыбке видно)

  •  08/29/2007, 13:31 1280459 in reply to 1280212

    Robespierre:

    Первое впечатление по этим фотам - нап. Глубже не копал.

  •  09/13/2007, 15:25 1281750 in reply to 1280212

    Судя по тому, что некоторыми чертами и выражениями лица мы с ним похожи, я сказала бы, что Есь. In love Была даже немного удивлена, что такие же мнения тут встретились, ибо не считала своё предположение серьёзным.
  •  09/13/2007, 18:53 1281766 in reply to 1281750

    нортон - есь. в бойцовском клубе играет себя же. с марлой они - зеркало. абсолютное. два придурка.
  •  09/13/2007, 21:19 1281782 in reply to 1281766

    Marla:
    нортон - есь. в бойцовском клубе играет себя же. с марлой они - зеркало. абсолютное. два придурка.

    там Норт - чел больной, неуверен,что "придурок" можно отнести к шизофренику:-)...вот Марла - придурок, так как здорова:-)....дай бог всем так на ногах стоять:-)...а зеркалит она героя Норта ии героя Питта?

  •  09/13/2007, 22:17 1281788 in reply to 1280212

    великолепный актер...

    недавно посмотрела "Разрисованную вуаль" с ним и Уоттс... безупречно как всегда у него...

    интроверт.. имхо логик...

    очень красивый он был в "Красном драконе" из цикла про Ганнибала Лектера... хотя фильм, конечно, не по-детски тяжелый (про книги я вообще молчу, не для слабонервных)... но его роль того стоит... и там еще Эмили Уотсон, тоже великолепная актриса...

    офф: кстати, вы знали, что в книжках, в отличие от фильмов, Ганнибал и эта тетка, которая его расследовала (ее играли Фостер и Мур), типа сошлись и жили вместе в Италии типа долго и счастливо.. после всего, что было, а в фильмах даже далеко не все показано, что было... звезда в шоке...

  •  09/13/2007, 22:34 1281793 in reply to 1281788

    Юляся_(ТМ):

    офф: кстати, вы знали, что в книжках, в отличие от фильмов, Ганнибал и эта тетка, которая его расследовала (ее играли Фостер и Мур), типа сошлись и жили вместе в Италии типа долго и счастливо.. после всего, что было, а в фильмах даже далеко не все показано, что было... звезда в шоке...

    не читал...но от прочитавших слышал:-))))))два людоеда...и жили они долго и щастливо:-).....хотя вот интересно, почему такой развязкой создатели фильма побрезговали:-)

  •  09/13/2007, 23:04 1281795 in reply to 1281793

    Robespierre:
    Юляся_(ТМ):

    офф: кстати, вы знали, что в книжках, в отличие от фильмов, Ганнибал и эта тетка, которая его расследовала (ее играли Фостер и Мур), типа сошлись и жили вместе в Италии типа долго и счастливо.. после всего, что было, а в фильмах даже далеко не все показано, что было... звезда в шоке...

    не читал...но от прочитавших слышал:-))))))два людоеда...и жили они долго и щастливо:-).....хотя вот интересно, почему такой развязкой создатели фильма побрезговали:-)

    так в том-то и дело что она не была людоедом, она была нормальным человеком и полицейским вдобавок..а он, конечно, был в своем роде очень интересный человек... просто у каждого есть свои границы.. кто может переступить через съеденных людей, а кто-то не сможет.. она, допустим, смогла... интересно другое.. могла бы быть такая женщина в жизни, а не в вымысле.. и я думаю, что могла бы

    а побрезговали потому, что распространеная общественная мораль пока не готова к таким поворотоам и врял ли в ближайшее время будет готова, хотя я считаю, что со временем, лет через 50-70, общество станет настолько брутальным, и безжалостным, и равнодушным ко всяким сантиментам, настолько настроенным лишь на наживу и выживание, что подобный конец будет восприниматься лишь естественно...

    а пока же мораль общества не готова, люди, которые делают деньги, а именно этим занимается американская киноиндустрия, делают такой конец (и начало с серединой), который обеспечит наибольшие сборы.. скажем, думаю, что у "Ганнибала" сборы был больше, чем у "Необратимости"... хотя, кстати говоря, не отказалась бы поглазеть на эти цифры... может быть, я была бы удивлена... хотя не думаю...

    что касается вообще книг Томаса Харриса, я лично их читала, хоть и не понимаю, почему.. наверное, чтобы быть в курсе того, что бывает, а это бывает... предупрежден - значит вооружен...

    но жестокость этих книг - это что-то, конечно.. все книги при экранизации претерпели импрувменты в сторону насколько-это-возможно хэппи-эндов и смягчения многих сцен... в частности, красавчик именно в этом фильме Нортон (он там такой загорелый блондин, на редкость хорошо выглядит, вообще же, он не красавец прям уж) по книге остается навсегда дико обезображенным, и жена еле ухаживает за ним, до того это ужас, что с ним случилось, и он это понимает, короче, сплошная жуть, а по фильму, вроде, у них там все нормуль...

    вообще, думаешь иногда: хорошо, что такие люди, как Харрис или Кинг, имеют писательский талант... ведь раз у них такое рождается в голове, значит, это такие недецкие маньяки, что не сублимируй они все это в творчестве - не дай божЕ....

  •  09/14/2007, 4:01 1281861 in reply to 1281795

    Юляся_(ТМ)

    ... интересно другое.. могла бы быть такая женщина в жизни, а не в вымысле.. и я думаю, что могла бы

    ......ооооооооооох.....точно могла бы быть?....жить рядом с человеком, которому можешь однажды надоесть....а он, этот Лектор, вроде как большой интеллектуал был и эстет, гурман....ооооооооооооооооох

     

    не...ну на фих))))))))))))))

  •  09/14/2007, 4:26 1281863 in reply to 1280212


         Доктор Лектер снял со лба Крендлера повязку, в которой тот бегал в парке, как снимают резиновое кольцо с банки с икрой.
         - Все, чего мы хотим, так это чтобы вы держали свой ум открытым. - Очень аккуратно, обеими руками доктор Лектер снял крышку черепной коробки Крендлера, положил ее на поднос и убрал на боковой сервировочный столик. Разрез был сделан настолько аккуратно, что из него практически не выступило ни капли крови - все крупные сосуды были перевязаны, а остальные перекрыты местной анестезией; череп был распилен по всей окружности прямо в кухне всего за полчаса до трапезы.
         Метод, который использовал доктор Лектер для трепанации черепа Крендлера, был очень старый, известный еще медикам Древнего Египта, за исключением того, что у доктора было преимущество - в его распоряжении имелась секционная пила с электроприводом и с особым полотном для краниологических операций, специальный инструмент для снятия крышки черепной коробки и современные средства анестезии. Сам же мозг боли не ощущает.
         Над краем рассеченного черепа Крендлера теперь был виден розовато-серый купол его мозга.
         Стоя над Крендлером и держа в руке инструмент, напоминающий кюретку для удаления миндалин, доктор Лектер аккуратно срезал тонкий ломтик лобной доли головного мозга Крендлера, затем еще один, затем еще, пока не получил четыре. Он положил ломтики в чашу со льдом и водой, приправленной соком лимона, чтобы мозги чуть отвердели.
         - А не хочешь покачаться на звезде? - вдруг запел Крендлер. - А не хочешь прогуляться при луне?
         По канонам классической кулинарии, мозги обычно сперва вымачивают, затем прессуют и охлаждают в течение полусуток, чтобы они отвердели. Когда же имеешь дело с совершенно свежим материалом, основная задача состоит в том, чтобы не допустить их полного распада и превращения в комковатое желе.
         С замечательной ловкостью доктор перенес затвердевшие ломтики на доску, слегка обвалял их в муке, а потом в свежих панировочных сухарях. Затем высыпал в почти готовый соус мелко нарезанные трюфели и завершил заправку, выжав туда лимон.
         Он быстро подрумянил ломтики в соусе, пока они не приобрели с обеих сторон чуть коричневатый оттенок.
         - Пахнет просто здорово! - сказал Крендлер.
         Доктор Лектер положил теперь подрумяненные ломтики мозга на кусочки поджаренного хлеба, переложил их на подогретые тарелки и полил сверху соусом с нарезанными трюфелями. Аранжировку довершал гарнир из петрушки и целых каперсов прямо на стебельках, украшенный цветком настурции и небольшим количеством кресс-салата, просто для полной гармонии.
         - Ну, и как? - спросил Крендлер, теперь уже снова закрытый цветами; он говорил неестественно громко - люди, перенесшие лоботомию, обычно склонны к этому.
         - Совершенно великолепно, - ответила Старлинг. - Никогда еще не пробовала каперсы целиком.
         Доктор Лектер решил, что ее губы, лоснящиеся от маслянистого соуса, - чрезвычайно трогательное зрелище.
         Крендлер за своим цветочным экраном снова запел; это были какие-то детсадовские песенки, и он все время требовал, чтоб ему сказали, что еще спеть.
         Не обращая на него ни малейшего внимания, доктор Лектер и Старлинг обсуждали будущее Мики. Старлинг уже знала об ужасной судьбе сестры доктора из их бесед о потерях вообще, но сейчас доктор говорил с явной надеждой на возможное возвращение Мики. В этот вечер Старлинг вовсе не казалось нереальным, что Мика может вернуться.
         Она выразила надежду, что сможет познакомиться с Микой.
         - Вы никогда не будете отвечать на телефонные звонки в моем офисе! - заорал из-за цветов Крендлер. - Вы просто деревенская шлюха!
         - Посмотрим, будет ли это звучать как сцена из "Оливера Твиста", если я попрошу ЕЩЕ, - ответила Старлинг, вызвав у доктора Лектера приступ такого веселья, что он едва мог его скрыть.
         На вторую порцию ушла почти вся лобная доля практически до самого двигательного центра коры головного мозга. Крендлер был уже низведен до такого состояния, что оказался способен лишь на бессвязные замечания о том, что мог видеть непосредственно перед собой, там, за цветочным экраном, да на монотонную декламацию длиннющей и совершенно непристойной поэмы под названием "Блеск".
         Погруженных в свою беседу Старлинг и Лектера все это беспокоило не более, чем поздравления с днем рожденья за соседним столиком в ресторане. Но когда шум от Крендлера стал невыносимым, доктор Лектер достал из угла свой арбалет.
         - Теперь я хочу, Клэрис, чтоб вы услышали, как звучит вот этот струнный инструмент.
         Он дождался момента, когда Крендлер замолчал, и выпустил арбалетную стрелу, целясь над столом, сквозь экран из цветов.
         - Частота колебаний арбалетной тетивы, если вам придется ее услышать еще раз - при любых обстоятельствах, - означает для вас всего лишь полную свободу, покой и независимость, - сказал доктор Лектер.
         Задняя часть древка стрелы вместе с оперением оставалась видимой им по эту сторону цветочного экрана и сейчас колебалась почти в ритме индикатора измерителя пульса. Голос Крендлера тут же замолк, и арбалетная стрела, дрогнув еще несколько раз, тоже замерла неподвижно.
         - Что-то вроде ноты "до" первой октавы? - спросила Старлинг.
         - Совершенно верно.
         Секунду спустя Крендлер за экраном из цветов издал какой-то булькающий звук. Это был всего лишь последний спазм его голосового аппарата, вызванный повышением кислотности крови, поскольку он только что умер.
         - Перейдем теперь к следующему блюду, - произнес доктор. - Но сначала - немного шербета, чтобы освежить рот перед жареными перепелами. Нет-нет, не вставайте. Мне поможет убрать мистер Крендлер, если вы извините его за то, что он нас покинет.
         Все было проделано очень быстро. Зайдя за экран из цветов, доктор Лектер просто сбросил все остатки с тарелок в полупустой череп Крендлера, а сами тарелки сложил у того на коленях. Потом закрыл череп срезанной крышкой и, взявшись за веревку, привязанную к тележке, что была пристроена под креслом Крендлера, перевез его в кухню.
         Затем доктор Лектер перезарядил свой арбалет. Для удобства он воспользовался тем же блоком питания, от которого работала секционная пила.
         Кожица перепелов хрустела, а сами они были нафаршированы гусиной печенкой. Доктор Лектер рассказывал о музыкальном творчестве короля Генриха VIII, а Старлинг говорила о компьютерном моделировании и воспроизведении звуков различных машин и механизмов и вообще о частотных колебаниях, вызывающих чувство удовольствия.
         Потом доктор Лектер объявил, что десерт будет подан в гостиной. 

    <...>
         Она с минуту раздумывала.
         - Позвольте мне задать вам вот какой вопрос, доктор Лектер, - наконец произнесла она. - Если для Мики требуется наилучшее место в этом мире - а я вовсе не говорю, что это не так - то как насчет вашего собственного места? Оно, конечно, занято, но я уверена, что ей вы никогда не откажете. Мы с нею могли бы быть как сестры. И если, как вы утверждаете, во мне есть место для моего отца, то почему бы в вас не могло оказаться места для Мики?
         Доктор Лектер, казалось, был очень рад - то ли эта мысль ему понравилась, то ли изощренность ума Старлинг, трудно сказать. Правда, может быть, он испытывал смутное беспокойство оттого, что его создание оказалось даже лучше, чем он рассчитывал.
         Отставляя бокал с вином на боковой столик, она столкнула кофейную чашку, и та упала и разбилась о камин. Она даже не посмотрела в ту сторону.
         Доктор Лектер смотрел на осколки. Те лежали совершенно неподвижно.
         - Не думаю, что вам следует принимать решение прямо сейчас, - продолжила Старлинг. Глаза ее и кабошоны в украшениях сияли в отблесках пламени. Порыв ветра взметнул огонь в камине, от него дохнуло жаром, она ощутила его сквозь платье, и тут же у нее возникло мимолетное воспоминание - доктор Лектер, давно-давно, спрашивает сенатора Мартин, кормила ли та дочь грудью. Сияние камней, легкое движение плеч как бы обратили ее неестественное спокойствие вовнутрь: на секунду многие окна ее памяти выстроились в одну линию, давая ей возможность одним взглядом окинуть все пережитое в прошлом. И она сказала:
         - Ганнибал Лектер, ваша мать кормила вас грудью?
         - Да.
         - А у вас никогда не возникало желания уступить эту грудь Мике? У вас никогда не возникало ощущения, что вы должны уступить ей?
         Удар сердца.
         - Не помню такого, Клэрис. Но если я ей уступал, я делал это с радостью.
         Клэрис Старлинг сунула сложенную чашечкой ладонь в глубокий вырез платья и достала грудь; сосок тут же затвердел на открытом воздухе.
         - А эту вам никому не придется уступать, - сказала она. Глядя неотрывно прямо ему в глаза, она поднесла указательный палец, тот самый палец, которым нажимала на спуск пистолета, к губам, уронила на него каплю согретого во рту "Шато д'Икема" и перенесла ее на грудь. И капля густого сладкого вина повисла на соске как золотистый кабошон, чуть подрагивая в такт ее дыханию.
         Он стремительно поднялся из своего кресла и подошел к ней, опустился на колено возле ее кресла и склонил свою темную, гладко причесанную голову над ее грудью, отсвечивающей коралловым и сливочно-бледным в отблесках пламени камина.

    <...>

    ГЛАВА 103

         Последуем за этой великолепной парой из оперы? Хорошо, только очень осторожно...
         В момент перехода в новое тысячелетие Буэнос-Айрес весь охвачен танго, так что ночь прямо-таки пульсирует его ритмами. "Майбах" с опущенными оконными стеклами, чтобы было слышно музыку, медленно движется через квартал Риколета по направлению к авениде Альвеар и исчезает за оградой изысканного особняка в стиле Второй империи, расположенного неподалеку от французского посольства.
         Воздух тих и прохладен. Поздний ужин сервирован на террасе верхнего этажа, но слуги уже ушли.
         У слуг в этом доме всегда превосходное настроение, но у них - железная дисциплина. Им запрещено до полудня подниматься на верхний этаж дома. Или что-то менять в стиле подачи первого блюда за обедом.
         Доктор Лектер и Клэрис Старлинг часто разговаривают за обедом на разных языках, помимо родного для Старлинг английского. В колледже она изучала французский и испанский, так что у нее был некоторый задел, чтобы двигаться дальше. Потом она обнаружила, что очень хорошо воспринимает новое на слух. За едой они также часто говорят по-итальянски; она обнаружила, что очень свободно ориентируется в визуальных нюансах этого языка.
         Иногда, в перерывах между блюдами, эта пара танцует. Иногда они даже не заканчивают обед.
         Их взаимоотношения очень во многом обязаны проницательности Клэрис Старлинг, которую она всячески развивает и поощряет. Многим они обязаны и развитию Ганнибала Лектера далеко за пределы его былого опыта. Возможно, Клэрис Старлинг теперь несколько пугает его. Секс также великолепная вещь, и они приправляют им каждый новый день своей жизни.
         Палаты дворца памяти Клэрис Старлинг тоже продолжают строиться. Здесь есть помещения, общие с дворцом памяти доктора Лектера - он уже несколько раз обнаруживал ее в них, - однако ее собственный дворец растет отдельно, сам по себе. В нем полным-полно новых вещей. Она может посетить там своего отца. Там на лугу пасется Ханна. Джек Крофорд тоже там, когда ей хочется увидеть, как он сидит, склонившись над своим рабочим столом. После того как Крофорд вернулся домой из больницы, ночные боли в груди вскоре появились вновь, всего через месяц. Вместо того чтобы вызвать "скорую" и опять обречь себя на все эти бесконечные больничные мытарства, он предпочел просто перекатиться на соседнюю кровать, в мир и покой, которые сулило ему место его покойной жены.
         Старлинг узнала о смерти Крофорда после очередного посещения доктором Лектером открытого для публики сайта ФБР в Интернете и подивилась тому, как он похож на фотографии "десяти самых разыскиваемых". Фото доктора Лектера, которым до сих пор пользуется ФБР, отстает от реальной действительности на целых два лица, которые за истекшее время успел сменить доктор.
         После того как Старлинг прочла некролог Крофорда, она почти весь день бродила в одиночестве и была очень рада вечером вернуться домой.
         Год назад она отдала один из своих изумрудов ювелиру, чтобы вставить его в кольцо. На внутренней стороне кольца была сделана гравировка: "АМ-КС". Арделия Мэпп получила это кольцо по почте в бандероли без обратного адреса и с запиской: "Дорогая Арделия! У меня все в полном порядке, даже больше того. Не ищи меня. Я тебя люблю. Прости, что напугала тебя своим исчезновением. Записку сожги. Старлинг".
         Мэпп взяла кольцо с собой, когда поехала на реку Шенандоа, где Старлинг любила когда-то совершать свои пробежки. Она долго шла по берегу, сжимая кольцо в ладони, злая, с горящими глазами, готовая в любой момент зашвырнуть кольцо в воду, уже представляя себе, как оно сверкнет в воздухе и, булькнув, исчезнет в воде. В конце концов она надела кольцо на палец и засунула кулак в карман. Мэпп не очень любит плакать, поэтому она просто долго бродила по берегу, пока не успокоилась. Когда она вернулась к машине, было уже темно.
         Трудно сказать, что именно вспоминает Старлинг из своей прежней жизни, что она еще хранит в памяти. Лекарства, что поддерживали ее в первые дни, не оказали никакого влияния на продолжительную последующую совместную жизнь с доктором Лектером. И продолжительные беседы при единственном источнике света в комнате - тоже.
         Иной раз доктор Лектер вполне намеренно сбрасывает на пол очередную чайную чашку, чтобы та разбилась. И всякий раз он бывает вполне удовлетворен тем, что осколки не складываются вновь в целую чашку. Он уже много месяцев не видел во сне Мику.
         Может быть, в один прекрасный день осколки все же сложатся обратно в целую чашку. Или Старлинг услышит где-нибудь звон арбалетной тетивы и пробудится, сама того не желая. Если, конечно, она и в самом деле спит.
         А нам настала пора уйти, пока они там танцуют на террасе, - у Барни хватило ума бежать из города, так давайте же последуем его примеру. Ведь для любого из них может оказаться фатальным открытие, что мы за ними наблюдаем.
         Мы уже и так много узнали о них, а, как известно, чем меньше знаешь, тем дольше живешь.
  •  09/14/2007, 6:57 1281875 in reply to 1281766

    Marla:
    нортон - есь. в бойцовском клубе играет себя же. с марлой они - зеркало. абсолютное. два придурка.

    Approve

Страница 1 из 6 [Всего 80 записей]   1 2 3 4 5 » ... Последняя »
Показать как RSS feed в формате XML


visits

Community Server