Доступно и всерьез о людях и  взаимоотношениях между ними
Добро пожаловать в Socionics.org Войти | Регистрация | Помощь
in Найти

Уникальное предложение: Типирование с Виктором Гуленко по Skype!.

Федор Достоевский

Последний ответ: Zagadochny   12/22/2004, 14:26   Ответов: 129
Страница 1 из 9 [Всего 130 записей]   1 2 3 4 5 » ... Последняя »
Сортировать сообщения: Previous Next
  •  10/27/2004, 14:42 717742

    Несколько социоников считают, что Аушра ошиблась назвав ЭИИ Достоевским.

  •  10/27/2004, 15:57 717743 in reply to 717742

    Сомнения возникают из-за того, что Достоевский как эталон ЭИИ - не совсем удачный выбор, - он был слишком изломанной личностью.
  •  10/27/2004, 16:18 717744 in reply to 717742

    QUOTE (Ольга @ Oct 27 2004, 18:57 ) Сомнения возникают из-за того, что Достоевский как эталон ЭИИ - не совсем удачный выбор, - он был слишком изломанной личностью.

    Да, я читала его биографию.. Некоторые считают его ЭИЭ (устаревшие сведения ), но по-моему настоящий ЭИИ
  •  10/27/2004, 16:30 717745 in reply to 717742

    QUOTE (karina @ Oct 27 2004, 08:18 ) Да, я читала его биографию.. Некоторые считают его ЭИЭ (устаревшие сведения ), но по-моему настоящий ЭИИ

    По биографии его не определишь, потому что, как верно заметила Ольга, личность изломанная. Зато он легко определяется по письмам. Достаточно обратить внимание, как он говорит о своих эмоциях (программная ф.) и абстрактых отношениях (ограничительная ф.).
  •  10/27/2004, 19:28 717746 in reply to 717742

    Какой Гамлет, будучи в трезвом уме и памяти, станет так "мочить" Гамлетов и вообще вторую квадру в своих произведениях? У Достоевского что ни отрицательный герой - то непременно из 2-й квадры, что Гамлеты (Карамазов-старший, Фома Опискин и т.п.), что Жуки (Свидригайлов, Рогожин), что Максы (Смердяков). И наоборот, положительные герои у него - как правило, из 4-й. А герои из 1-й и 3-й квадр - как правило, либо никакие, либо всё же с некоторым отрицательным оттенком.

    Желающим рекомендуем прочитать воспоминания его супруги. Надеемся, что после этого версия "гамлет" развеется в дым.
  •  10/27/2004, 19:31 717747 in reply to 717742

    Письма я тоже читала, как раз их и имела в виду в первую очередь.
    Изломанный..ну может
    Как эталон личности может он и не совсем подходит для Достов, все-таки гениальность обычно накладывает определенный отпечаток, но несомненно ЭИИ
    А вообще мне нравится название ТИМа. Красиво звучит - Достоевский.
  •  10/27/2004, 19:32 717748 in reply to 717742

    QUOTE (Дзимму @ Oct 27 2004, 22:28 ) Какой Гамлет, будучи в трезвом уме и памяти, станет так "мочить" Гамлетов и вообще вторую квадру в своих произведениях? У Достоевского что ни отрицательный герой - то непременно из 2-й квадры, что Гамлеты (Карамазов-старший, Фома Опискин и т.п.), что Жуки (Свидригайлов, Рогожин), что Максы (Смердяков). И наоборот, положительные герои у него - как правило, из 4-й. А герои из 1-й и 3-й квадр - как правило, либо никакие, либо всё же с некоторым отрицательным оттенком.

    Желающим рекомендуем прочитать воспоминания его супруги. Надеемся, что после этого версия "гамлет" развеется в дым.

    Да, точно подмечено насчет квадр
  •  10/27/2004, 19:51 717749 in reply to 717742

    QUOTE (Дзимму @ Oct 27 2004, 11:28 ) Желающим рекомендуем прочитать воспоминания его супруги. Надеемся, что после этого версия "гамлет" развеется в дым.

    Давай поставим вопрос почетче. Что именно типируем?
    а) Образ Достоевского в глазах его супруги.
    б) Типы героев Достоевского
    в) Тип текста, приписываемого руке Достоевского.
    г) Тип образа Достоевского на портретах...

    Говоря о типе Достоевского, я имею в виду пункты в) и г).
    А ты? ;)
  •  10/27/2004, 20:31 717750 in reply to 717742

    QUOTE (Zagadochny @ Oct 27 2004, 17:42 ) Несколько социоников считают, что Аушра ошиблась назвав ЭИИ Достоевским.

    Я так не считаю. Типировать я его, конечно, не типировала, но идеи близки. И сам дух произведений.
  •  10/27/2004, 20:39 717751 in reply to 717742

    По поводу типа Федора Михайловича сомнения могут быть исключительно у личностей с ОЧЕНЬ богатым воображением и/или у тех, кто сам не понимает, о чем говорит.

    Хочу уточнить относительно героев Достоевского. И Свидригайлов, и Рогожин, и Ставрогин, и Версилов - несомненные Штирлицы, только различных темпераментов.
  •  10/27/2004, 20:46 717752 in reply to 717742

    QUOTE (Yuliya_L @ Oct 27 2004, 12:31 ) Я так не считаю. Типировать я его, конечно, не типировала, но идеи близки. И сам дух произведений.

    Тогда может быть потипируем?

    Цитирую его писема, десяток. Будет ало - скажите, подкину еще.

    В-опросы задаю элементарные, не требующие знания признаков Рейнина.

    О чем пишет автор - о чувствах или об отношениях?
    Временем манипулирует или возможностями?
    Ну и совсем по-детски: не напоминает ли Пьеро, Горлума и Добби вместе взятых?

    ----------
    «Надеюсь, что Вы и Александр Иванович позволите мне называть вас обоих именем друзей. Ведь друзьями же мы были здесь, надеюсь, ими и останемся. Неужели разлука нас переменит? Нет, судя по тому, как мне тяжело без вас, моих милых друзей, я сужу и по силе моей привязанности… Я пять лет жил без людей, один, не имея в полном смысле никого, перед кем бы мог излить своё сердце. Вы же приняли меня как родного. Я припоминаю, что я у Вас был как у себя дома. Александр Иванович за родным братом не ходил бы так, как за мною. Сколько неприятностей доставил я Вам моим тяжелым характером, а вы оба любили меня. Ведь я это понимаю и чувствую, ведь не без сердца ж я... Одним словом, я не мог не привязаться к Вашему дому всею душою, как к родному месту. Я вас обоих никогда не забуду, и вечно вам буду благодарен. Потому что я уверен, что вы оба не понимаете, что вы для меня сделали и до какой степени такие люди, как вы, были мне необходимы. Это надо испытать и только тогда поймешь. Если б вас не было, я бы, может быть, одеревенел окончательно, а теперь я опять человек… Письмо уже потому проклятое, что напоминает разлуку, а мне всё её напоминает. По вечерам, в сумерки, в те часы, когда, бывало, отправлюсь к вам, находит такая тоска, что, будь я слезлив, я бы плакал… Жму крепко руку Александру Ивановичу и целую его. Надеюсь, что он напишет мне в скорости. Обнимаю его от всего сердца и как друг, как брат желаю ему лучшей компании… Прощайте, прощайте! Неужели не увидимся»

    «Голова у меня болит, спать хочется и к тому же я весь расстроен. Сегодня утром получил из Кузнецка письмо. Бедный, несчастный Александр Иванович Исаев скончался. Вы не поверите, как мне жаль его, как я весь растерзан. может быть, я только один из здешних и умел ценить его. Если были в нем недостатки, наполовину виновата в них его черная судьба. Желал бы я видеть, у кого бы хватило терпения при таких неудачах? Зато сколько доброты, сколько истинного благородства!… Боюсь, не виноват ли я перед ним… Он умер в нетерпимых страданиях, но прекрасно, как дай бог умереть и нам с Вами. И смерть красна на человеке. Он умер твердо, благословляя жену и детей и только томясь об их участи. Несчастная Марья Дмитриевна сообщает мне о его смерти в малейший подробностях. Она пишет, что вспоминать эти подробности – единственная отрада её. В самых сильных мучениях (он мучился два дня) он призывал её, обнимал и беспрерывно повторял: «Что будет с тобою, что будет с тобою!». В мучениях о ней он забывал свои боли. Бедный!».

    «Я давно уже люблю эту женщину и знаю, что и она может любить. Жить без неё я не могу, и потому, если только обстоятельства мои переменятся хотя несколько к лучшему и положительному, я женюсь на ней. Я знаю, что она мне не откажет. Но беда в том, что я не имею ни денег, ни общественного положения, а между тем родные зовут её к себе, в Астрахань. Если до весны моя судьба не переменится, то она должна будет уехать в Россию. Но это только отдалит дело, а не изменит его. Моё решение принято, и, хотя бы земля развалилась подо мною, я его исполню. Но не могу же я теперь, не имея ничего, воспользоваться расположением ко мне этого благороднейшего существа и теперь склонить её к этому браку"»

    «Исаева… грустит, отчаивается, больна поминутно, теряет веру в надежды мои, в устройство судьбы нашей и, что всего хуже, окружена в своем городишке людьми, которые смастерят что-нибудь очень недоброе: там есть женихи. Услужливые кумушки разрываются на части, чтоб склонить её выйти замуж, дать слово кому-то, имени которого еще я не знаю. В ожидании шпионят над ней, разведывают, от кого она получает письма? Она же всё ждёт до сих пор известия от родных, которые там у себя, на краю света, должны решить здешнюю судьбу её, - то есть возвратиться ли в Россию или переезжать в Барнаул»

    «Я предугадывал, что она что-то скрывает от меня. (Увы! я этого Вам никогда не говорил: но еще в бытность Вашу здесь моей исключительно ревностью я доводил её до отчаяния, и вот потому-то она теперь скрывает от меня). И что ж? Вдруг слышу здесь, что она дала слово другому, в Кузнецке, выйти замуж. Я был поражен как громом. В отчаянии я не знал, что делать, начал писать к ней, но в воскресенье получил и от неё письмо, письмо приветливое, милое, как всегда, но скрытное еще более, чем всегда. Меньше прежнего задушевных слов, как будто остерегается их писать. Нет и помину о будущих надеждах наших, как будто мысль об этом уж совершенно отлагается в сторону. Какое-то полное неверие в возможность перемены в судьбе моей в скором времени и наконец громовое известие: она решилась прервать скрытность и робко спрашивает меня: «Что если б нашелся человек, пожилой, с добрыми качествами, служащий, обеспеченный, и если б этот человек сделал ей предложение – что ей ответить?»

    «Она спрашивает моего совета. Она пишет. что у неё голова кружится от мысли, что она одна, на краю света, с ребенком, что отец стар, может умереть, - тогда что с ней будет? Просит обсудить дело хладнокровно, как следует другу, и ответить немедленно. Protestation d`amour были, впрочем, еще в предыдущих письмах... (Исаева) прибавляет, что она любит меня, что это еще одно предположение и расчет. Я был поражен как громом, я зашатался, упал в обморок и проплакал всю ночь. Теперь я лежу у себя... Неподвижная идея у меня в голове! Едва понимаю, как живу и что мне говорят. О, не дай господи никому этого страшного, грозного чувства. Велика радость любви, но страдания так ужасны, что лучше бы никогда не любить. Клянусь Вам, что я пришел в отчаяние».

    «Я написал ей письмо в тот же вечер, ужасное, отчаянное. Бедненькая! ангел мой! Она и так больна, а я растерзал её! Я, может быть, убил её этим письмом. Я сказал, что я умру, если лишусь её. Тут были и угрозы, и ласки и униженные просьбы, не знаю что. Вы поймите меня, Вы мой ангел, моя надежда! Но рассудите: что же делать было ей, бедной, заброшенной, болезненно мнительной и, наконец, потерявшей всю веру в устройство судьбы моей! Ведь не за солдата же выйти ей. Но я перечел все её письма последние за эту неделю. Господь знает, может быть, она еще не дала слово и кажется так; она только поколебалась. Но – она меня любит, она меня любит, это я знаю, я вижу – по её грусти, тоске, по её неоднократным порывам в письмах и еще по многому, чего не напишу Вам»7

    «Друг мой! я никогда не был с Вами вполне откровенным на этот счет. Теперь что мне делать! Никогда в жизни я не выносил такого отчаяния… Сердце сосет тоска смертельная, ночью сны, вскрикиванья, горловые спазмы душат меня, слезы то запрутся упорно, то хлынут ручьем. Посудите же и моё положение. Я человек честный. Я знаю, что она меня любит. Но что если я противлюсь её счастью? С другой стороны, не верю я в жениха кузнецкого! Не ей, больной, раздражительной, развитой сердцем, образованной, умной отдаться бог знает кому, который, может быть, про себя и побои считает законным делом в браке. Она добра и доверчива. Я её отлично знаю. Её можно уверить в чем угодно. К тому же сбивают с толку кумушки (проклятые) и безнадежность положения».

    «Отказаться мне от неё невозможно никак, ни в каком случае. Любовь в мои лета не блажь, она продолжается два года, слышите, два года, в 10 месяцев разлуки она не только не ослабела, но дошла до нелепости. Я погибну, если потеряю своего ангела: или с ума сойду, или в Иртыш! Само собой разумеется, что если б уладились дела мои (насчет манифеста), то я был бы предпочтен всем и каждому; ибо она меня любит, в этом я уверен. Скажу же Вам, что у нас, на нашем языке (у меня с ней), называется устройством судьбы моей: переход из военной службы в статскую, место при некотором жалованье, класс (хоть 14-й) или близкая надежда на это и какая-нибудь возможность достать денег, чтобы прожить, по крайней мере, до устройства окончательного дел моих».

    «Я же с своей стороны объявляю Вам мои надежды; чего мне надобно наверно, чтоб отбить её от женихов и остаться перед ней честным человеком, а потом уже спрошу Вас, чего мне ожидать из того, что мне надобно, что может сбыться, что не сбыться? – так как Вы в Петербурге и многое знаете, чего я не знаю...»
  •  10/27/2004, 20:53 717753 in reply to 717742

    QUOTE (Rou @ Oct 27 2004, 12:46 ) Тогда может быть потипируем?

    А это "контрольный экземпляр" - письма ЭИИ.

    ---------------
    ПИСЬМА К МОЛОДЫМ ЧИТАТЕЛЯМ
    Каждая беседа пожилого человека с молодыми оборачивается поучением.
    Положение всегда было таким и, вероятно, всегда таким и останется.
    Постараюсь быть кратким и сказать лишь о самом для себя главном - как оно
    мне представляется, поделиться опытом пережитой жизни.

    Для своих бесед с читателем я избрал форму писем. Это, конечно, условная
    форма. В читателях моих писем я представляю себе друзей. Письма к друзьям
    позволяют мне писать просто.

    Почему я расположил свои письма именно так? Сперва я пишу в своих письмах о цели и смысле жизни, о красоте поведения, а потом перехожу к красоте
    окружающего нас мира, к красоте, открывающейся нам в произведениях
    искусства. Я делаю это потому, что для восприятия красоты окружающего
    человек сам должен быть душевно красив, глубок, стоять на правильных
    жизненных позициях. Попробуйте держать бинокль в дрожащих руках - ничего не увидите.

    БОЛЬШОЕ О МАЛОМ
    письмо первое
    В материальном мире большое не уместишь в малом. В сфере же духовных
    ценностей не так: в малом может уместиться гораздо большее, а если в большом
    попытаться уместить малое, то большое просто перестанет существовать.

    Если есть у человека великая цель, то она должна проявляться во всем - в
    самом, казалось бы незначительном. Надо быть честным в незаметном и
    случайном: тогда только будешь честным и в выполнении своего большого долга.
    Большая цель охватывает всего человека, сказывается в каждом его поступке, и
    нельзя думать, что дурными средствами можно достигнуть доброй цели.

    Поговорка "цель оправдывает средства" губительна и безнравственная. Это
    хорошо показал Достоевский в "Преступлении и наказании". Главное действующее
    лицо этого произведения - Родион Раскольников думал, что, убив
    отвратительную старушонку-ростовщицу, он добудет деньги, на которые сможет
    затем достигнуть великих идей и облагодетельствовать человечество, но терпит
    внутреннее крушение. Цель далека и несбыточна, а преступление реально - оно
    ужасно и ничем не может быть оправдано. Стремиться к великой цели низкими
    средствами нельзя. Надо быть одинаково честным как в большом, так и в малом.

    Общее правило: блюсти большое в малом - нужно в частности, и в науке.
    Научная истина дороже всего, и ей надо следовать во всех деталях научного
    исследования и в жизни ученого. Если же стремиться в науке к "мелким"
    целям - к доказательству "силой", вопреки фактам, к "интересности" выводов,
    к их эффективности или к любым формам самопродвижения, то ученый неизбежно
    терпит крах. Может быть, не сразу, но в конечном счете! Когда начинаются
    преувеличения полученных результатов исследования или даже мелкие подтасовки
    фактов и научная истина оттесняется на второй план, наука перестает
    существовать, и сам ученый рано или поздно перестанет быть ученым.

    Соблюдать большое надо во всем решительно. Тогда все легко и просто.

    САМОЕ БОЛЬШОЕ
    письмо третье
    А в чем самая большая цель жизни? Я думаю: увеличивать добро в окружающем
    нас. А добро - это прежде всего счастье всех людей. Оно слагается из
    многого, и каждый раз жизнь ставит перед человеком задачу, которую важно
    уметь решать. Можно и в мелочи сделать добро человеку, можно и о крупном
    думать, но мелочь и крупное нельзя разделять. Многое, как я уже говорил,
    начинается с мелочей, зарождается в детстве и в близком.

    Ребенок любит свою мать и своего отца, братьев и сестер, свою семью, свой
    дом. Постепенно расширяясь, его привязанности распространяются на школу,
    село, город, всю свою страну. А это уже совсем большое и глубокое чувство,
    хотя и на этом нельзя останавливаться и надо любить в человеке человека.

    Надо быть патриотом, а не националистом. Нет необходимости ненавидеть каждую
    чужую семью, потому что любишь свою. Нет необходимости ненавидеть другие
    народы, потому что ты патриот. Между патриотизмом и национализмом глубокое
    различие. В первом - любовь к своей стране, во втором - ненависть ко всем
    другим.

    Большая цель добра начинается с малого - с желания добра своим близким, но,
    расширяясь, она захватывает все более широкий круг вопросов.

    Это как круги на воде. Но круги на воде, расширяясь, становятся все слабее.
    Любовь же и дружба, разрастаясь и распространяясь на многое, обретают новые
    силы, становятся все выше, а человек, их центр, мудрее.

    Любовь не должна быть безотчетной, она должна быть умной. Это значит, что
    она должна быть соединена с умением замечеть недостатки, бороться с
    недостатками - как в любимом человеке, так и в окружающих людях. Она должна
    быть соединена с мудростью, с умением отделять необходимое от пустого и
    ложного. Она не должна быть слепой. Слепой восторг (его даже не назовешь
    любовью) может привести к ужасным последствиям. Масть, всем восторгающаяся и
    поощряющаая во всем своего ребенка, может воспитать нравственного урода.
    Слепой восторг перед Германией ("Германия превыше всего" - слова
    шовинистической немецкой песни) привел к нацизму, слепой восторг перед
    Италией - к фашизму.

    Мудрость - это ум, соединенный с добротой. Ум без доброты - хитрость.
    Хитрость же постепенно чахнет и непременно рано или поздно оборачивается
    против самого хитреца. Поэтому хитрость вынуждена скрываться. Мудрость же
    открыта и надежна. Она не обманывает других, и прежде всего самого мудрого
    человека. Мудрость приносит мудрецу доброе имя и прочное счастье, приносит
    счастье надежное, долголетнее и ту спокойную совесть, которая ценнее всего в
    старости.

    Как выразить то общее, что есть между моими тремя положениями: "Большое в
    малом", "Молодость - всегда" и "Самое большое"? Его можно выразить одним
    словом, которое может стать девизом: "Верность". Верность тем большим
    принципам, которыми должен руководствоваться человек в большом и малом,
    верность своей безупречной молодости, своей родине в широком и в узком
    смысле этого понятия, верность семье, друзьям, городу, стране, народу. В
    конечном счете верность есть верность правде - правде-истине и
    правде-справедливости.
  •  10/28/2004, 2:55 717754 in reply to 717742

    Rou, побойся Бога, там сплошная этика отношений!!!
    Я конечно понимаю, что информацию по своей болевой трудно выделять, но ты хоть послушай тех людей, кто БЭ видит! :)))))

    ЗЫ Кстати, ты что, отказываешь обладателям БЭ в ЭГО в способности проявлять хоть какие-то эмоции?!!! ;)
  •  10/28/2004, 5:07 717755 in reply to 717742

    QUOTE (Paul_T @ Oct 27 2004, 18:55 ) Rou, побойся Бога, там сплошная этика отношений!!!
    Я конечно понимаю, что информацию по своей болевой трудно выделять, но ты хоть послушай тех людей, кто БЭ видит! :)))))

    ЗЫ Кстати, ты что, отказываешь обладателям БЭ в ЭГО в способности проявлять хоть какие-то эмоции?!!! ;)

    Извини, я не ставлю перед собой задачу проводить здесь курсы бесплатного обчения. Другие у меня цели. Поэтому довольствуюсь знанием того, что ты так видишь.
  •  10/28/2004, 5:50 717756 in reply to 717742

    QUOTE (Rou @ Oct 28 2004, 12:07 )
    Извини, я не ставлю перед собой задачу проводить здесь курсы бесплатного обчения. Другие у меня цели. Поэтому довольствуюсь знанием того, что ты так видишь.

    Да что тыговоришь?!
    Тебе самому за парту нужно, друг дорогой.
    Еще что-то про плату тут упоминает... Да я бы к тебе не пошел, даже если бы ты мне за это заплатил, при всем уважении

    Во истину, "профессионалы" от соционики отличаются от непрофессионалов только тем, что за свои глюки берут деньги... Ты свою несостоятельность уже несколько раз продемонстрировал.
Страница 1 из 9 [Всего 130 записей]   1 2 3 4 5 » ... Последняя »
Показать как RSS feed в формате XML


visits

Community Server