Доступно и всерьез о людях и  взаимоотношениях между ними
Добро пожаловать в Socionics.org Войти | Регистрация | Помощь
Только для девочек! Психологический тест на нашем сайте! .

Уникальное предложение: Типирование с Виктором Гуленко по Skype!.

В.Гуленко (из книги "Юнг в школе")

СОЦИОНИКА И АМЕРИКАНСКАЯ ТЕОРИЯ ТИПОВ

Сопоставим соционику с американской теорией типов. Долгое время соционика в нашей стране развивалась обособленно. Идею о шестнадцати типах людей Аушра Аугустинавичюте почерпнула из американских источников благодаря знакомству с тестом MBTI (индикатор типов Майерс—Бриггс), приведенным в книге Б. Шнейдермана "Психология программирования". С той поры прошло полтора десятка лет, и вот теперь дитя неформальной советской науки встречается со своей далекой американской "мамой".

Переведенные и изданные у нас в 1995—96 гг. книги американских авторов Д. Кейрси и М. Бейтс, О. Крегера и Дж. М. Тьюсон, П. Д. Тигера и Б. Бэррон-Тигер [57; 3; 5] позволяют мне сопоставить американскую теорию типа (type theory) с нашей соционикой. Хотя исходная теоретическая база — идеи К. Юнга о психологических типах — у обеих типологий одна и та же, но содержание, а также язык новой науки во многом различаются.

Более того, если мы, соционики бывшего СССР, претендуем со всей серьезностью на право называться самостоятельной наукой или даже считаем, что строим новую научную парадигму, то американские приверженцы типологии ограничивают поле действия своей теории типов людьми и их коллективами и поэтому удовлетворяются, с моей точки зрения, интеллектуально слабым самоназванием type watching — наблюдение за типами.

Американскую теорию и практику изучения человеческих типов я буду называть типоведением — так перевели на русский язык термин типонаблюдение переводчики трилогии О. Крегера и Дж. М. Тьюсон, посвященной общему знакомству с типами людей и их особенностям в сфере бизнеса и отношений между мужчинами и женщинами.

Дифференцирующие признаки

Юнговских признаков, различающих (дифференцирующих) типы, всего четыре пары. Соционики любых школ активно ими пользуются как в теоретических статьях, так и в прикладной деятельности, в частности, для типодиагностики. Однако петербургский соционик Г. Рейнин математически доказал, что равноправных признаков, дифференцирующих один тип от другого, существует не менее 15 пар [8].

К примеру, мы, кроме юнговских признаков, активно привлекаем многие другие признаки из списка Рейнина. Некоторые из них уже хорошо обкатаны практически, а именно: статика/динамика, левость/правость, центральность/периферийность, аристократизм/демократизм. Американским специалистам они неизвестны.

С названиями признаков положение становится все запутаннее. Американцы отказались от введенных Юнгом терминов рациональность/иррациональность, заменив их делением на судящих/воспринимающих. Аушра же, адаптируя типологию к нашим условиям, отказалась от названия мыслительные/чувствующие, отдав предпочтение логике/этике.

Переводчики книги П. Д. Тигера и Б. Бэррон-Тигер окончательно затянули узел, когда мышление/чувствование перевели как рациональность/иррациональность. Не зная первоисточника — работы Юнга „Психологические типы", — они, видимо, из благих побуждений „угодили" читателю так, что он, прочитав Юнга, будет теряться в догадках, чем же отличается рациональность от мышления, а иррациональность от чувствования.

Следующая проблема, которая сразу же встает перед желающими освоить соционику, касается формальных обозначений признаков. В США признаки Юнга принято обозначать буквами.

Экстраверсия — Е,
интроверсия — I,
мышление — Т,
чувствование — F,
сенсорность — S,
интуитивность — N,
рациональность — J,
иррациональность — Р.

В соционике юнговским признакам особые обозначения не присвоены.

В то же время соционика не меньше, чем юнговскими признаками, оперирует коммуникативными аспектами (логика структурная и деловая, этика отношений и эмоций, сенсорика ощущений и силы, интуиция времени и возможностей), которые отсутствуют в американском типоведении. Аспекты получаются от расщепления юнговских функций надвое — на динамическую и статическую части. Американцы этого делать не умеют.

Коммуникативные аспекты имеют две параллельных системы обозначений. Первая из них идет от коллег Аушры, один из которых использовал геометрические значки — треугольник, круг, квадрат и угол черного и белого цвета. Позже я предложил буквенные обозначения аспектов, так как это намного удобнее и, кроме того, идет в русле научной традиции. Американские буквенные обозначения признаков мне не были тогда известны.

Некоторые буквы, к сожалению, совпали, и родилось еще одно неудобство. Буквой F я обозначил силовую сенсорику, но эта же буква у американцев обозначает признак „чувствование". Буквой I я обозначил интуицию возможностей. Американцы этой же буквой обозначают интроверсию. Буква Т у меня служит для обозначения интуиции времени, а в типоведении — для признака „мыслительность".

Хочу заметить, что буквенные обозначения были взяты мною отнюдь не произвольно. Каждая буква, обозначающая тот или иной коммуникативный аспект, имеет свою расшифровку. При этом я стремился, чтобы моя символика органично вписывалась в семантику общенаучных символов, таких как информация, время, энергия, сила, мощность и т. п.

Вот восемь универсалий — аспектов коммуникации:

  • Е — динамическая этика, или этика эмоций.
    Обозначается по первой букве латинского слова „emoveo" — волную, колеблю.
  • R — статическая этика, или этика отношений.
    Обозначается по первой букве латинского слова „relatio" — отношение.
  • Р — динамическая логика, или логика дела.
    Обозначается по первой букве латинского слова „profiteer" — совершаю полезные действия.
  • L — статическая логика, или логика структуры.
    Обозначается по первой букве латинского слова „logos" — закономерность, правило.
  • S — динамическая сенсорика, или сенсорика ощущений.
    Обозначается по первой букве латинского слова „sensus" — ощущение.
  • F — статическая сенсорика, или сенсорика силы.
    Обозначается по первой букве латинского слова „factor" — воздействующий, влияющий.
  • Т — динамическая интуиция, или интуиция времени.
    Обозначается по первой букве латинского слова „tempus" — время.
  • I — статическая интуиция, или интуиция возможностей.
    Обозначается по первой букве латинского слова „intueor" — усматриваю, проникаю взором.

Наименование типов

Типы могут образовываться двояко: как комбинацией юнговских признаков, так и комбинацией коммуникативных аспектов, причем последний прием доступен соционике, но не типоведению. Поэтому разнобой на уровне элементарных составляющих автоматически переходит на уровень самих типов. Хаос нарастает.

Американские обозначения только четырехбуквенные, наши же — трехбуквенные, если имеется в виду тип как комбинация юнговских признаков, и двухсимвольные, если имеется в виду тип как комбинация коммуникативных аспектов.

Например, один и тот же тип обозначается: в типоведении ESTJ, в соционике — ЛСЭ или черным квадратом с белым кругом, а в социоанализе — PS. Четырехсимвольная американская система, давно вошедшая у них в практику, уже конкурирует с нашими более компактными системами.

Еще хуже обстоит дело с наименованиями типов. В США типы обычно никак не именуются, а только буквенно обозначаются. Исключение составляет лишь школа Д. Кейрси, который называет типы главным образом по профессиональному признаку — Изобретатель, Художник, Продавец, Ученый, Педагог, Доверенный, Продвигающий, Вопрошающий, Фельдмаршал, Консерватор, Развлекатель, Архитектор, Журналист, Мастеровой, Администратор, Автор.

В нашей стране, к сожалению, получила хождение неэтичная система псевдонимов, когда тип называется фамилией того или иного знаменитого человека (Дюма, Горький...) или даже литературного персонажа, киногероя (Дон Кихот, Штирлиц..:). Некоторые соционики [55] упорно держатся за псевдонимы, не считаясь с наметившейся тенденцией перехода к функциональным наименованиям.

В 1989 г. я предпринял первую в среде социоников попытку ввести в обиход функционально-мотивированную систему наименований, которая была бы удобна для практики управленческого консультирования и профориентации [25]. Она теперь верно служит мне при чтении лекций, проведении обучающих семинаров и тренингов. Последовательно она изложена в моей книге „Менеджмент слаженной команды".

Поскольку ряды социоников разрознены, а некоторые из них явно враждебно настроены к другим школам, то собственные системы наименований будут появляться и впредь. Есть два пути выхода из этого тупикового состояния. Либо соционики сумеют договориться между собой, как это сделали в аналогичной ситуации ученые-химики на международном конгрессе в Карлсруэ в 1960 г., либо в результате естественного отбора победят одна-две системы. Первый путь для нашей науки, вероятно, предпочтительнее.

Модели типов

Составные части типа (дифференцирующие признаки или же коммуникативные аспекты) принято располагать в определенном порядке, что приводит к построению схем. Такие схемы называют моделями. Они имеются и в соционике, и в типоведении.

Разница заключается в том, что соционические модели (например модель А) составляются из коммуникативных аспектов, а американская модель — из юнговских признаков. А в итоге эти две модели трудно совместить. В наших моделях обычно восемь позиций, а в американской лишь четыре.

Еще одно существенное различие. Порядок нумерации функций в модели также не совпадает. Возьмем для примера два зеркальных типа — интуитивно-логического экстраверта и логико-интуитивного интроверта. Какая функция у них является ведущей? Соционик ответит, что у ИЛЭ ведущая функция интуиция, а у ЛИИ — логика. Типовед же ответит так: у обоих типов ведущая функция интуиция, только экстраверт ИЛЭ ее экстравертирует, а интроверт ЛИИ интровертирует.

Иными словами, иерархия функций у этих различных типов совпадает, а именно: основная функция — интуиция, вспомогательная — мышление, третья функция — чувствование, четвертая — сенсорность. Разница в том, что у первого интуиция экстравертна, а у второго интровертна. Это противоречит соционике, согласно которой у обоих типов интуиция экстравертна, только занимает различные позиции в модели.

Типоведы остаются в трактовке модели непоследовательными. Они ничего не сообщают, как быть с экстраверсией/интроверсией третьей и четвертой функций. Поэтому точно такая же проблема возникает с определением и самой слабой функции. Она должна занимать четвертую позицию. Тогда следует, что у ИЛЭ и ЛИИ слабейшая функция — сенсорность. В соционике это не так. У ИЛЭ самой слабой функцией считается чувствование.

Типоведческая и соционическая модели сильно различаются конфигурацией. Американская модель по сути линейна, она представляет собой просто последовательность четырех функций, убывающих по силе. Соционическая модель — это соединение двух колец функций, которые на плоскости размещаются одно над другим.

Кроме того, модель А состоит из блоков — пар функций. Таких функциональных блоков выделяется четыре (Эго, Суперэго, Ид, Суперид). Благодаря этому соционика может моделировать четыре функциональных режима в каждом типе. Социоанализ, например, рассматривает два различных темпераментных состояния типа, а также заложенные в типе две установки на вид деятельности, которые компенсируют друг друга при переходе с одной коммуникативной дистанции на другую.

Типоведение также обращается к динамике типа, привязывая ее к постепенному развитию функций на протяжении четырех отрезков жизни человека. Однако подобная макродинамика плохо передает изменения в поведении человека в различной обстановке. Социоанализ больше интересуется микродинамикой — переходами типа из одного функционального состояния в другое в силу внутреннего ритма, а также под воздействием внешних причин [30].

Следовательно, и в изучении динамических процессов соционика и типоведение пошли различными путями.

Малые группы

По изученности малых групп (три-четыре человека) положение складывается явно в пользу соционики. В литературе по типоведению мы находим лишь один класс малых групп, которые их открыватель Д. Кейрси назвал темпераментами. Это сенсорные иррационалы (темперамент Дионисия), сенсорные рационалы (темперамент Эпиметея), гуманитарии (темперамент Аполлона) и сайентисты (темперамент Прометея).

В соционике открыт целый раздел малых групп, получивший название групп Рейнина. Их существует свыше 200, но изучена более или менее глубоко лишь их малая доля. В социоанализе наибольшее применение находят шесть групп, образуемых на базисе Юнга (темпераменты, установки на род деятельности, перцепция, коммуникабельность, стимулы и аргументация), прогрессные группы (проектов, внедрения, стрессоустойчивости, экспансии), а также квадры.

Дэвид Кейрси очень специфически трактует понятие „темперамент". Обладатели одного и того же темперамента, по Кейрси, например аполлонийского, очень сильно различаются по своим эмоционально-динамическим характеристикам. Трудно согласиться, что и сдержанный Гуманист, и напористый Наставник, и меланхоличный Лирик, и сангвиничный Советчик обладают одним и тем же типом темперамента. С малыми группами, как свидетельствуют отклики практикующих специалистов, гораздо удобнее и эффективнее работать техниками социоанализа. Открыты законы, регулирующие сменяемость одних групп другими. На их основе мы проводим тренинги, во время которых демонстрируем те или иные технологии коммуникации. Ведется систематическая обкатка малых групп разной направленности. Что же у американцев?

Насколько позволяет судить имеющаяся в нашем распоряжении американская литература, типоведы на своих семинарах разбивают аудиторию на две части и поручают им выполнить одно и то же задание, например, составить список своих денежных трат. По различиям в ответах они делают выводы относительно типологических противоположностей между людьми мыслящими и чувствующими, экстравертными и интровертными и т. д. Представленные наглядно различия в фундаментальных жизненных предпочтениях, по их мнению, дают большой психотерапевтический эффект.

И, наконец, не могу обойти вниманием тот факт, что Майерс— Бриггс, составляя свою таблицу типов, практически очень близко подошли к соционическому подразделению на темпераменты и установки. Вот эта таблица [см.: 5, с. 99]:

 

Те
мпе
рам
ент

ISTJ

ISFJ

INFJ

INTJ

ISTP

ISFP

INFP

INTP

ESTP

ESFP

ENFP

ENTP

ESTJ

ESFJ

ENFJ

ENTJ

Установки

 

Если присмотреться к ней, то становится ясно, что она совпадает с соционической таблицей пересечения темпераментов и установок. По вертикали в ней отложены темпераменты, а по горизонтали — установки. Однако принципиальное различие и, соответственно, практическая применимость этих типологических групп остались ею незамеченными.

Интертипные отношения

Сколько-нибудь систематического рассмотрения интертипных отношении в типоведении, скорее всего, к настоящему времени не предпринималось. Что-либо, хотя бы отдаленно похожее на составленную Аугустинавичюте таблицу интертипных отношений, у американских авторов не встречается. Поэтому судить о группах отношений, шкалах их комфортности и тому подобном на основании их работ мы вообще не можем.

По всей видимости, американцы считают, что между психологическими типами возможны любые отношения. В их книгах я нахожу призывы уважать различие между партнером и вами и на этой основе строить комфортные, благоприятные отношения, к какому бы типу он ни относился.

Единственная дихотомия, с которой они работают, — это отношения между типами, сходными по своим дифференцирующим признакам, и типами противоположных психологических структур. Единства мнений по вопросу о том, какой из этих двух вариантов предпочтительнее для длительного взаимодействия на близких дистанциях, в частности для супружества, не существует.

Изабель Майерс в своей основополагающей работе „Различие дарований" (Gifts Differing) приводит статистику, свидетельствующую о том, что лучше уживаются сходные типы. О. Крегер и Дж. М. Тьюсон утверждают в „Типах людей", что чаще встречаются уживающиеся контрастные пары.

Соционика благодаря Аугустинавичюте владеет понятием дуальности. Тем самым мы становимся на точку зрения тех, кто большую совместимость приписывает контрастным сочетаниям типов. Однако в то же время пары тождественных партнеров дискомфортными и в конечном счете неудачными не считаются.

По-настоящему расхождение возникает с теорией Д. Кейрси, который рекомендует для брачных союзов конфликтные и ревизные отношения. Следуя соционике Аугустинавичюте, данные отношения однозначно являются самыми худшими.

Школа социоанализа еще не разработала окончательно шкалу комфортности интертипных отношений. Вернее, ею предусматривается не менее восьми таких шкал для разных целей и ситуаций общения. От социоаналитика вы получите ответ, что любые отношения могут быть устойчивыми, если соблюдать правила интеграции в диаду. Однако устойчивость конфликтных отношений стоит гораздо дороже, чем устойчивость дуальной диады.

Помимо этого я разработал около двух лет назад концепцию релятивной (отношенческой, относительной) соционики. Она утверждает, что тип психики — понятие относительное. На очень близких коммуникативных дистанциях при длительном времени тесного общения индивидуальные типы людей размываются, зато в той же степени структурируется отношение между ними [24].

На далеких же коммуникативных дистанциях человек находится „в типе", и его отношения с другими типами людей могут быть любыми. При переходе на близкие дистанции вступает в силу коммуникативный стереотип группы, который заставляет человека изменяться в угоду интегрирующему эту группу отношению. В результате люди разных индивидуальных типов ведут себя сходно, их природные психические структуры изнутри группы определить трудно.

В реальной жизни господствуют средние коммуникативные дистанции, поэтому и кажется, что тип то и дело "сглаживается", а после того как давление среды ослабевает, вновь обретает свою выпуклую форму. Иными словами, он все время "пружинит" — то деформируется, то вновь восстанавливается. Причем в деформированном, измененном состоянии он находится чаще, чем в исходном, чистом виде.

Таким образом, можно сделать вывод, что в области взаимодействий между типами соционика ушла гораздо дальше типоведения. Однако реальный прогноз совместимости она также дать не может из-за того, что трудно рассчитать заранее релятивные эффекты, возникающие за счет пружинистой адаптации типа к окружающей его среде.

Опыт типологии в средней школе

Наряду с собственно типологией в США существует психолого-педагогическое направление, которое именует себя „стили обучения". Соционикам, работающим в сфере школьного образования, оно известно по книге Бетти Лу Ливер „Обучение всего класса".

В этой брошюре остро ставится вопрос о вопиющем несоответствии требований школьных программ и господствующей системы обучения (классно-урочной системы, как сказали бы мы) разнообразию психологических типов учеников. Этот смелый тезис полностью разделяю и я, так как мне не раз доводилось работать с педагогами и школьными классами, и зашоренный консерватизм многих учителей и органов образования давно уже набил оскомину.

Бетти Лу Ливер предлагает учить весь класс, опираясь на преобладающие в нем стили восприятия учащихся, но учитывая при этом имеющиеся группы риска — типологические меньшинства. Эта цель достижения индивидуального подхода к классу как целостности полностью совпадает с социоаналитическим подходом. Однако между социоанализом и теорией стилей обучения есть и серьезные структурные отличия.

Бетти Лу Ливер не приводит в своей книге систематической, более или менее строгой классификации дихотомий, с которыми она работает. Из-за слабости структурной логики большинство описываемых ею пар различий между стилями представляет собой практически разные стороны одной и той же дихотомии Юнга.

Указанный мной недостаток теории учебных стилей становится очевидным, когда мы переведем ливеровские дифференцирующие признаки на язык обычной соционики. В главе „О ядах и лекарствах" перечисляются и характеризуются девять дихотомий стилей обучения. Познакомимся с ними поближе. Первая дихотомия: лево-полушарность/правополушарность. По тексту сразу же выясняется, что эта пара признаков фактически идентична второй дихотомии — аналитизм/синтетизм.

Ученики-аналитики, они же левополушарные, имеют предрасположенность к вербальным (словесным, аудиально-речевым) видам деятельности, контролируют корректность своей речи. Ученики-синтетики, они же правополушарные, обладают прекрасным пространственным воображением и не склонны воспринимать дидактические объяснения или же знакомиться с правилами. Не составляет труда догадаться, что имеется в виду соционическая дихотомия рацио/иррациональность.

Третья дихотомия: контекст-зависимые и контекст-независимые ученики. Первые находятся на уроке в состоянии стресса, поскольку большинство учебных заданий представляют собой искусственно оторванные от ситуации, подаваемые вне ассоциативно-контекстуальных связей материалы.

Вторые редко имеют большие проблемы на уроках, так как нормально работают с внеконтекстными заданиями. Для социоаналитика имеющая в своей основе ассоциативно-коммутативную перцепцию контекст-зависимость — всего лишь другим словесным ярлыком обозначенная иррациональность. А контекст-независимость, соответственно, тождественна рациональности.

Четвертая дихотомия: усреднители/усилители. Ученики-усреднители с трудом находят существенные различия между двумя объектами или явлениями, для них более естественным является задание выделить схожесть. Ученики-усилители хорошо противопоставляют и поэтому успешно производят операцию классификации.

В очередной раз мы убеждаемся, что перед нами отнюдь не новая категория признаков личности, а все та же рациональность, одним из проявлений которой является способность усиливать противоположности, а также иррациональность, которая подчеркивает целостность объекта, а не отличия его составных частей.

Пятая дихотомия: индуктивность/дедуктивность. Из текста следует, что дедуктинпые учащиеся любят правила и с удовольствием слушают объяснения учителя. Индуктивные, наоборот, плохо усваивают правила, но умеют работать с исключениями, нарушениями строгой системност. Но это опять-таки не что иное, как юнговский признак рацио/иррациональность.

Шестая дихотомия: учащиеся нелинейного типа и линейного. Первые любят свободу (иррациональность), а вторые — порядок (рациональность).

Седьмая дихотомия: аудиальные/визуальные учащиеся. Аудиалы нуждаются в большом количестве разнообразных звуковых сигналов и в шуме на уроке (иррациональность), а визуалам нужна тишина и возможность сосредоточиться (рациональность).

Восьмая дихотомия — конкретность/абстрактность, — казалось бы, вырывается из наезженной колеи. На первый взгляд, она напоминает соционическую дихотомию сенсорность/интуитивность. Но нет, из книги мы узнаем, что конкретики обожают экскурсии и ненавидят лекции, а абстрактные — наоборот. Но это все та же иррациональность (неупорядоченность, потребность в смене впечатлений) — рациональность (регламентированное течение урока в классе).

Но в книге присутствует все же одна дихотомия, которая соответствует другой паре соционических признаков. Это рефлексивность/импульсивность.

Рефлексивные ученики думают над заданиями гораздо дольше, чем импульсивные, которые успешно работают при быстром темпе урока. Рефлексивность как сдержанность и слабая энергичность тождественна, по всей видимости, признаку интроверсия, а импульсивность как быстрота и активность действий — признаку экстраверсия.

Сама Лу Ливер признает, что существует корреляция между стилями. Учащиеся с доминированием правого полушария чаще всего — аудиального типа, контекст-зависимы и одновременно склонны к синтезу, индукции и усреднению. Левополушарные учащиеся обычно относятся к визуальному типу, ориентированы на дедукцию, анализ и являются усилителями. Но если это так, то почему бы не объединить частные проявления в один более фундаментальный признак и не поискать другие признаки такой же степени обобщения? Именно так поступает соционика.

И типоведение, и теория учебных стилей, и социоанализ сходятся в том, что хуже всего при нынешней системе обучения приходится ученикам коммутативной (иррационально-сенсорной) группы. Еще больше страдают от бессилия учителя, которые этих учеников обучают.

Основные авторы "у нас" и "у них"

Сопоставляя теоретические основы типоведения и соционики, невольно приходишь к заключению, что эти типологические направления во многом отражают психологические типы их создателей и основных авторов. Книги по типоведению написаны красочным, эмоциональным языком, очень образны и доходчивы. Сложной логики и сухих научных рассуждений там мало. Книги же по соционике наполнены схемами, сложными таблицами, теоретическими умопостроениями логического характера. Контраст обоих подходов бросается в глаза сразу.

Говоря языком социоанализа, типоведение разрабатывалось гуманитарными типами. К гуманитариям принадлежат сами основоположники Катарина Бриггс и Изабель Майерс, а также большинство их пишущих последователей. Соционикой начала заниматься в конце 70-х годов Аушра Аугустинавичюте. Те, кто активно работает в ней сейчас и успел создать свои соционические школы, принадлежат, как и она сама, к группе сайентистских типов, ведущие функции которых — логика и интуиция.

Противоречие между типоведением, с одной стороны, и соционикой — с другой, как мы видим, существует объективно и во многом совпадает с классическим спором между науками гуманитарными и науками точными. Спор "лириков" и "физиков" ведется испокон веков, но никто еще не победил в этом споре. Да и кто сомневается, что победа здесь никому не на руку? Она пошла бы только во вред нашему общему детищу — научной типологии личности и межличностных отношений.

Литература

1. Аугустинавичюте А. Теория интертипных отношений // Соционика. Информационно-реферативный бюллетень № 1. Новосибирск—Киев, 1991.

2. Гуленко В. В. Менеджмент слаженной команды. Новосибирск, 1995.

3. Крегер О., Тьюсон Дж. М. Типы людей. Типы людей и бизнес. 16 дорог любви. М., 1995.

4. Сэмьюэлз Э., Шортер Б., Плот Ф. Критический словарь аналитической психологии К. Юнга. М., 1994.

5. Тигер П. Д., Бэррон-Тигер Б. Делай то, для чего ты рожден. М., 1996.

6. Юнг К. Психологические типы. М., СПб, 1995.

7. Аугустинавичюте А. Социон. Рукопись. 1983.

8. Аугустинавичюте А. Теория признаков Рейнина. Рукопись. 1985.

9. Аугустинавичюте А. Дуальная природа человека // Наука и религия. 1991. № 12.

10. Аугустинавичюте А. Модель информационного метаболизма // Соционика, ментология и психология личности. 1995. № 1.

11. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. Психология человеческих взаимоотношений. М., 1988.

12. Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М. Словарь по Киев, 1989.

13. Венгер А. Л., Цукерман Н. К. Схема индивидуального обследования детей младшего школьного возраста. Томск, 1993.

14. Вернадский В. Публицистические статьи. М., 1995.

15. Владимир Вернадский. М., 1933.

16. Выготский Л. С. Мышление и речь. Собр. соч.: Т. 2. М., 1982.

17. Давыдов В. В. Виды обобщения в обучении. М.: Просвещение, 1972.

18. Дерябо С. Д., Ясвина В. А. Экологическая педагогика и психология. Ростов-на-Дону: Феникс. 1996.

19. Дювинье, Танг. Биосфера и место в ней человека. М.: Прогресс, 1973.

20. Геодакян В. А. Теория дифференциации полов в проблеме человека // Человек в системе наук. М.: Наука, 1989.

21. Гуленко В. В. Социотипы в коммуникации. Рукопись. Киев, 1992.

22. Гуленко В. В. Гарантии продуктивного обучения. Рукопись. Киев, 1992.

23. Гуленко В. В. Коммуникативное пространство. Рукопись. Киев, 1994.

24. Гуленко В. В. Интровертная соционика. Рукопись. Киев, 1994.

25. Гуленко В. В. Как называть социотип // Соционика, ментология и психология личности. 1995. № 3.

26. Гуленко В. В. Бинарные признаки интертипных отношении. Рукопись. Киев. 1995.

27. Гуленко В. В. Выразительные возможности психических состояний. Человек и мир языком универсалий. Рукопись. Киев, 1995.

28. Гуленко В. В. Соционика в школе: Первые шаги. Рукопись. Киев, 1995.

29. Гуленко В. В. Менеджмент слаженной команды. Новосибирск, 1995.

30. Гуленко В. В. Соционика: Новая наука? Технология? Деловая игра? // ЭКО. 1989. X» 12.

31. Гуленко В. В., Мегедь В. В., Овчаров А. А. Диагностические описания 32 вариантов личности. Рукопись. Киев, 1991.

32. Кадзума Т. Вечный дух предпринимательства: Практическая философия бизнесмена. Киев: Укрзакордонизасервис, 1992.

33. Красило А. И., Новгородцев А. П. Статус психолога и проблемы его адаптации в учебном заведении. Москва, Воронеж, 1995.

34. Краткая философская энциклопедия. М.: Прогресс, Энциклопедия, 1994.

35. Ливер Бетти Лу. Обучение всего класса. М.: Новая школа, 1995.

36. Мейен С. Принцип сочувствия // Пути в незнаемое. М.: Советский писатель, 1977.

37. Моисеев Н. Н. Алгоритмы развития. М.: Наука, 1987.

38. Овчаров А. А. Экстраверсия-интроверсия программной функции. Рукопись. Киев, 1992.

39. Овчаров А. А. Соционика — путь к личности. Для тех, кто работает с подростками. — Новосибирск: РИПЭЛ, 1992.

40. Овчинников Б. В. Ваш психологический тип. СПб, 1994.

41. Панченко Т., Панченко А. Модули совершенства, гармонии, здоровья и успеха. Барнаул, 1983.

42. Психологическое консультирование в школе. Пермь, 1993.

43. Седых Р. К. Информационный психоанализ. Соционика как метапсихология. М., 1994.

44. Томас. Обещание силы. Киев, 1996.

45. Тыщенко В. П. Философия культуры диалога. Новосибирск, 1993.

46. Уильямс Дональд Ли. Пересекая границу. Психологическое изображение пути знания Карлоса Кастанеды. М., 1994.

47. Уголев А. М. Естественные технологии биологических систем. Л., 1987.

48. Ухтомский А. А. Письма // Пути в незнаемое. М., 1973.

49. Филатова Е. С. Соционика для вас. Новосибирск, 1993.

50. Фейдимен Д., Фрейгер Р. Личность и личностный рост. Рукопись.

51. Эткинд. Содом и Психея. Очерки интеллектуальной истории Серебряного века. М., 1996.

52. Юнг К. Г. Подход к бессознательному // Архетип и символ М., 1991.

53. Юнг К. Г. Аналитическая психология. Прошлое и настоящее. М., 1995.

54. Юнг К. Г. Структура психики и процесс индивидуации. М., Наука. 1996.

55. Якушина Н. Р., Синицын Е. С. Соционика в сократовских диалогах. Новосибирск, 1995.

56. Gordon Lawrence. People types and tiger stripes. A practical guide to learning styles. Center for applications of psychological types, inc. 1989.

57. Keirsey D., Bates М. Please Understand Me. Character and Temperament Types. Gnoseology Books Ltd. 1984.



visits

Community Server