Доступно и всерьез о людях и  взаимоотношениях между ними
Добро пожаловать в Socionics.org Войти | Регистрация | Помощь
http://mrokna.ru .
.

ДОН КИХОТ.

Характеристика интуитивно-логического экстратима

Вступительная часть

Характеристика ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКОГО ЭКСТРАТИМА или Дон Кихота дается со всеми накопившимися у нас гипотезами, которые уже несколько отличаются от гипотез, приведенных нами в «Соционе», послужившем основой при работе над характеристиками ИНТУИТИВНО-ЭТИЧЕСКОГО ЭКСТРАТИМА (псевдоним Гексли) и ИНТУИТИВНО-ЭТИЧЕСКОГО ИНТРОТИМА (псевдоним Тутанхамон или Жан Жак) в начале 1982 года. Причина тому — более глубокое понимание роли отдельных элементов и блоков модели А информационного метаболизма (ИМ).

Модель А ИМ. В таблице приводится модель А Дон Кихота так, как мы ее сегодня себе представляем в функционировании.

МЕНТАЛЬНОЕ КОЛЬЦО B A
з з

ЭГО

к й
и и СУПЕРЭГО
C D
ВИТАЛЬНОЕ КОЛЬЦО c d
и и

СУПЕРИД
й к
з з

ИД

b a

Кольцо ABCD — активное (ментальное) кольцо

Кольцо abed — пассивное (витальное) кольцо

Первые элементы каждого блока, то есть элементы А, С, а, с, — акцептные, они обозначены стрелками сбоку. Элементы В, D, b, d — продуктивные.

Обычно и в других разделах этой работы пользуемся вариантом модели А информационного метаболизма (далее — ИМ), в котором все акцептные элементы находятся в левом, продуктивные — в правом конце блока (см. табл. 2). Это модель с разорванными межблочными связями.

A B
активное кольцо и ЭГО
и СУПЕРЭГО
C D
c d
пассивное кольцо и СУПЕРИД
и ИД
a b

Основа функционирования модели А, как мы это сегодня понимаем, заключается в том, что каждый блок одним своим концом — акцептным элементом — прикреплен к объективной действительности, то есть отражает определенный аспект объективной действительности. Другой его конец — продуктивный элемент блока — выдает продукцию, то есть субъективную реакцию на объективное, отражаемое акцептным элементом. Характер того, что конкретно происходит на каждом блоке ИМ модели А, обусловливается элементами, из которых он состоит, то есть аспектом отражаемой действительности, а также местом самого блока в механизме ИМ. Место блока в механизме ИМ обусловливает как способ отражения определенного аспекта объективной действительности в акцептном элементе, так и способ реагирования на это отражение продуктивным элементом. Потому что все четыре блока ИМ отличаются своими отражательными способностями или — характером отражения и реагирования.

В данной работе постараемся показать основные закономерности функционирования как отдельных блоков, так и всей модели А ИМ на примере действия конкретной модели, ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКОГО ЭКСТРАТИМА, здесь и далее ради краткости называемого Дон Кихотом.

Для начала познакомимся с самыми общими закономерностями функционирования модели А ИМ:

1) Расположенные в активном и пассивном кольце однородные параллельные элементы А и а, В и в и т. д. функционируют одновременно.

2) Акцептные элементы в основном используются для сбора информации, а продуктивные — для ее обработки, для «продукции» выводов — отношения индивида к полученной акцептным элементом информации. Каждый акцептный элемент обеспечивает информацией один продуктивный элемент.

3) С точки зрения информационного и энергетического метаболизма (далее — ЭМ) активное и пассивное кольца равнозначны. Но в сознательной жизни индивида отражаемое элементами пассивного кольца является как бы тенью того, что отражается однородными элементами активного кольца, то есть отражаемое активным кольцом гораздо полнее осознается.

4) Внутренней потребностью модели Является одинаковое «информационно-энергетическое напряжение» на каждом отдельно взятом звене. Все блоки должны быть обеспечены таким количеством сигналов-раздражителей и такими условиями для активности, которые обеспечивают равномерную реализацию всех составных частей механизма ИМ, а вместе с тем и равномерную энергетическую реализацию организма — энергетический метаболизм (ЭМ). В противоположном случае в ИМ и ЭМ индивида наблюдаются нарушения, доводящие до психосоматических заболеваний.

Функционирование модели А. Для того чтобы иметь представление о том, как функционирует модель А ИМ, рассмотрим конкретный пример. Что происходит на этой модели при наблюдении за другим живым существом, допустим, собакой.

Все начинается с сигналов раздражителей, которые поступают на элементы Сие. На элемент С поступает информация об ощущениях наблюдателя, получаемых им от органов чувств и формируемых в общее восприятие собаки как объекта с определенными свойствами, допустим, человек видит желтую кудлатую дворнягу. Одновременно на элементе с пассивного кольца возникает сенсорно-этическое чувство к этому объекту, то есть собаке. Это чувство — отражение: сенсорно-эстетическое отношение человека к собаке как к объекту, играющему определенную роль в окружающем пространстве.

Чувство обычно идет с каким-либо знаком: приятное (+) или неприятное (-). Если собака вызывает довольно сильное чувство, появляется желание проявить в ее отношении положительные или отрицательные эмоции (это подключился элемент d). Одновременно на активном кольце к элементу С подключается элемент D, который отражает этическое отношение человека к собаке, например, жалость к ее усталому или голодному виду, желание наладить с ней хорошие отношения. Элемент D является элементом сомнений, рассуждений, неуверенности по поводу того, какие отношения и чувства будут по-настоящему честными и этическими чувствами. Идет мучительное обсуждение проблемы своих отношений и чувств, а также и чувств собаки, как и ее хозяев.

В то время как переход с элемента С на элемент Д индивидом обдумывается и индивид как бы сознательно принимает решение по поводу своего отношения к собаке, переход с элемента с на элемент d происходит автоматически, неосознанно. Если автоматически появившаяся на d эмоция будет положительной, человек улыбнется, значит, собака эмоционально принята. Если при виде собаки эмоциональности убавилось и на лице появляется кислая гримаса — это обозначает эмоциональное неприятие. Модель ИМ Дон Кихота предусматривает, что им «принимаются» лишь те объекты, которые из-за своей сенсорно-этической приятности возбуждают, а не гасят эмоции. Первые повышают, а вторые уменьшают его жизненный тонус125. Собака, как и все животные, которых можно погладить, этот тонус повышает, так как обеспечивает индивида приятными сенсорно-этическими ощущениями.

Примечание. В отношениях с людьми у Дон Кихота нередко бывает, что блоком СУПЕРЭГО другой человек принимается положительно как ценный объект (блок Суперэго, сколько мы заметили, не чувствует права на самостоятельное отрицание), а блоком СУПЕРИД, если этот индивид портит настроение, — отрицательно. Это приводит к мучительным переживаниям и незнанию, как отгородиться от неприятного и все-таки не срывать отношений по своей собственной инициативе. В этических отношениях Дон Кихот крайне нерешителен, он не чувствует права на отрицание другого живого существа.

Какую информацию о собаке приносят элементы А и а? Разделить сигналы, воспринимаемые этими двумя элементами, пока довольно трудно. Известно, что элемент А воспринимает те сигналы-раздражители, которые ему приносят информацию о потенциальных возможностях собаки. Именно этот элемент устанавливает, сильна собака или слаба, старая или молодая, смышленая или нет. Но получение этой информации, как нам кажется, было бы невозможным без одновременного отражения разных «проявлений» этой собаки во времени, ее динамического стереотипа, темпоритма, о котором нам сообщает элемент а.

Нельзя сказать, что мы «видим динамический стереотип» собаки, — интротимные элементы не видят, а чувствуют. Динамический стереотип чувствуем, наблюдая за большей или меньшей плавностью и быстротой движений, за быстротой реакций. Все это — отношения во времени следующих друг за другом движений.

В дальнейшем, на основании того, какую информацию поставил элемент А, определяется логическое отношение к собаке на элементе В. Логическое чувство, ведущее к тому, что индивид знает, допустим, о том, какие надежды можно возлагать на это животное, чего от него можно ожидать, к какой службе оно пригодно.

Чувство, которое возникло на элементе а, способствует тому, какой динамикой, каким движением Дон Кихот выразит свое отношение к собаке. Если это беспокойный подвижный молодой пес, появится желание погладить его, взъерошить ему шерсть. Если это степенная взрослая собака, движения Дон Кихота — элемент b — будут гораздо более сдержанными.

Роль блоков в жизни индивида. Блоки активного соционного кольца приносят человеку информацию о возможностях интервенции во внешний мир, о возможностях воздействия на внешний мир. Блоки пассивного кольца — о ситуации и функционировании самого субъекта отражения. Одновременно все блоки служат средством вживания отдельного индивида в тело социума. Но сам человек результаты функционирования каждого блока модели А ИМ воспринимает как отдельные ступени самореализации, которые дают понятие о том, кем человек является для социума, как он оценивается им, насколько приятна и удачна его жизнь и насколько он нужен обществу. Для Дон Кихота это прозвучит примерно так.

Блок ЭГО — Я есмь, поскольку я мыслю и поскольку мое мышление продуктивно, то есть поскольку оно нужно и признается обществом. Поскольку меня посылают на решение трудных задач, поскольку мне удается заметить новые закономерности развития потенциальных сил окружающего мира и поскольку эти открытые как мною, так. и другими принимаются во внимание при практической деятельности социума. То есть постольку, поскольку общество пользуется моими услугами, оно дает мне возможность использовать свой интеллект для решения возникающих перед ним задач. Для установления новых, более логичных отношений к потенциальным силам окружающего объективного мира.

Блок СУПЕРЭГО — Я стою столько, во сколько общество оценивает меня и мои качества, каких отношений с людьми и каких чувств к ним у меня требуют, сколько регламентируют и что позволяют. Чем выше социальная оценка человека или чем лучше его адаптация к обществу, тем он меньше чувствует эту регламентацию.

Блок СУПЕРИД — Мне приятно жить, я счастлив постольку, поскольку другими людьми возбуждаются, уважаются и оберегаются мои приятные сенсорно-эстетические чувства, то есть постольку, поскольку окружающие оберегают мой сенсорно-эстетический комфорт. Поскольку кто-то заботится о моих эстетических чувствах и насколько эта забота повышает внутреннюю эмоциональную возбужденность. Высшая похвала — «этот Дон Кихот не вешает носа» (то есть не чувствует недостатка эмоциональной возбужденности) в любых трудных условиях, где каждый другой полностью раскис бы.

Блок ИД — Я нужен обществу постольку, поскольку оно пробуждает во мне сильное чувство ритма времени. Чем больше спрос на мои услуги, тем выше ценится мое время, тем быстрее ритм моей жизни, тем больше я делаю и успеваю. Тем больше я ощущаю себя как необходимый обществу объект, как полноценную составную частицу социума.

Серединные и экспансивно-деловые блоки. Попробуем представить себе схему блоков ИМ согласно их функциональным ролям. Можно сказать, что в двух из этих блоков общество «потребляет» индивида, а на следующих двух блоках происходит расчет — общество рассчитывается с индивидом, оплачивает его услуги. Первые блоки назовем экспансивно-деловыми, имея в виду, что «на них» индивид проявляет свободу активности, обслуживая общество и себя в том числе; вторые два — они выжидают, на них индивид проявляет свою нерешительность и сомнения — серединными блоками.

Наверное, можно сказать, что ценность человека для общества — «потребительная стоимость» — определяется активностью деловых блоков индивида, а оценка и оплата этой активности происходит на срединных блоках. То есть в отношениях человек — общество функцию деловых блоков можно выразить так: человек — обществу, а функцию срединных блоков: общество — человеку. Блок ЭГО действует ради оценки уважения, которое должно производиться к его СУПЕРЭГО, а блок ИД — ради самой настоящей оплаты по блоку СУПЕРИД (см. табл).

Кольца ИМ

Названия блоков

Элементы

Отношение к миру

Функциональная роль блока

активное кольцо

I блок ЭГО

экспансивный

подчинение мира

II блок СУПЕРЭГО

срединный

представление о себе сквозь призму социума

пассивное кольцо

III блок СУПЕРИД

срединный

представление о социуме сквозь призму своего Я

IV блок ИД

экспансивный

подчинясмость миру

Экспансивно-деловые блоки Дон Кихота отражают логико-интуитивную часть действительности, потому во внешнем объективном мире он смел и решителен, но из-за отсутствия сенсорных элементов — неконкретен, то есть является дальновидным стратегом, но никак не практичным тактиком.

Серединные блоки Дон Кихота отражают этико-сенсорную часть действительности, поэтому в своих отношениях с людьми он постоянно сомневается, является зависимым от этих отношений, больше полагается на свои собственные силы, чем на сотрудничество с другими. Это достигает такой степени, что ученик или студент такого типа ИМ очень часто не в силах воспользоваться шпаргалкой или подсказкой. В этом проявляется не какая-то необычная этичность, а скорее полное недоверие к тому, что не он сам придумал или не сам сделал. Даже больше — шпаргалка или подсказка всегда в какой-то мере его демобилизует, то есть не улучшает, а ухудшает ответ.

Примечание. Это не значит, что этический тип ИМ так уж просто полагается на добрые чувства других людей. Но этическому не трудно обратиться к людям ради проверки того, что они для него собираются сделать. Он сначала обращается к людям и лишь во вторую очередь полагается и на собственные силы.

Почему «Дон Кихот»? Потому, что и вправду тип личности, описанный М. Сервантесом в одноименном романе, имеет ярко выраженные черты именно ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКОГО ЭКСТРАТИМА. Правда, этот портрет довольно сильно шаржирован, но иначе и не могло быть. Автор книги - СЕНСОРНО-ЛОГИЧЕСКИЙ ИНТРОТИМ — со своим героем находится в отношениях неполного дополнения, которое чревато определенным недопониманием, мнимой странностью поступков второго. В нем в первую очередь подмечаются смешные черты.

Примечание. В таких же отношениях Ф. Достоевский (Т) находится с героиней романа «Идиот» Настасьей Филипповной (Т), автор подчеркивает трудно объяснимую непоследовательность ее поступков.

Имя этого великого странника мы избрали и потому, что в жизни ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСТРАТИМ нередко многим напоминает настоящего Дон Кихота как другим, так и себе самому. Все интуитивно-логические экстратимы понимают Дон Кихота, симпатизируют, сочувствуют ему. Все они в его личности и судьбе видят знакомые черты.

2. Экспансивно-деловые блоки

ЭГО и ИД. Эти два блока — два вида экспансии во внешний мир. ЭГО — экспансия с подчинением социума своему разуму, ИД — экспансия с подчиняемостью индивида разуму социума.

A B
и ЭГО
a b
и ИД

Это значит, что по элементу А индивид с а м из объективного окружения отбирает нужные ему сигналы-раздражители. То, что он узнает о потенциальной энергии и скрытых возможностях объектов, он узнает по собственной воле, сам выбирая при этом, во внутренние возможности каких объектов проникать. В какой-то мере эта воля лишь мнимо собственная, так как обусловлена социальными потребностями действительности. Однако во всяком случае окружающая действительность на индивида действует неопосредованным образом, то есть не через посредство других людей.

Элемент а самые сильные сигналы-раздражители получает именно от других людей. Потому в своей трудовой активности Дон Кихот склонен почти полностью подчиниться чувству ритма времени других. Если сигналов, диктующих ему ритм времени, нет, то есть если ему никто не диктует, когда и что делать, как планировать свое время, он чувствует себя крайне неуютно. Несомненно, эти команды должны соответствовать реальным потребностям организма и самой личности. Но эти собственные потребности находятся как бы на втором плане. Как на ЭГО человек мало замечает, что ему интересно именно то, что нужно обществу, так на ИД — что ему нужна деятельность, которая должна не только понравиться другим, но и способствовать удовлетворению его собственных потребностей и нужд.

Благодаря каким механизмам окружающие программируют время Дон Кихота? Благодаря тому, что в нем как бы сидит будильник, который «заводится» только другими людьми и которому Дон Кихот полностью подчиняется. Потому он выполняет приказы по поводу того, где он должен быть, что сделать, если сказано, когда это следует сделать. Дон Кихот просто не в силах позволить себе куда-то опоздать. Не получается даже при желании. Не может проспать, не может прийти куда-то позже даже в не всерьез назначенное время и в самом времени часто ориентируется совершенно без часов, как под гипнозом. Но лишь при условии, что его кто-то «запрограммировал». Однако и раньше установленного времени он не появится. Программа на то и есть программа, чтобы ее выполнять минута в минуту. Если Дон Кихот не выполнил какой-то конкретной команды во времени, это обозначает, что давший команду человек для него не существует, что он его не признает за равного себе. Подчиняется только равным.

Время Дон Кихота должно быть заполнено делом. Бездействует лишь при болезни или незнании, чем заняться. Но это недолго, потому что его охватывает сильное беспокойство, и он берется за что попало, если только кажется, что это хоть кому-то может быть нужным, что этим можно кого-то обрадовать. Работает с большим удовольствием, если может что-то сделать для других или за других, то есть — обрадовать. Потому что без постоянного одобрения со стороны окружения блок ИД действует плохо, Дон Кихот работает вяло, без энергии и охоты.

Интересно, что Дон Кихоты склонны к любым рационализациям, которые позволяют сократить нужное на выполнение разных работ время. В этом тоже проявляется потребность улучшить чье-то настроение, заработать похвалу и одобрение.

На ЭГО по элементу В идет сравнение потенциальных возможностей отдельных объектов и субъектов, в результате чего появляется логическое чувство знания, как эти объекты соотносятся между собой. Логическое чувство, которое рождается на ЭГО, если только индивид принимает во внимание все нужные объекты, безошибочно. Однако от появления такого чувства до того момента, когда оно будет внедрено в социуме и, таким образом, социуму будет дана возможность изменить свое отношение к данным объектам на более логичные отношения, проходит много времени. Нужно доказать.

Обществу нужны не чувства, пусть и самого разумного индивида, а доказательства. Потому чем меньше и однороднее группа людей, которой приходится доказывать, чем больше доверия индивиду, тем быстрее делаются поправки, то есть тем быстрее продвигается прогресс.

По элементу b идет реализация потенциальной энергии индивида в какой-либо трудовой деятельности. Своими действиями индивид демонстрирует отношение к закладываемой на предыдущем элементе а программе социума. Это отношение всегда положительно, но эта «положительность» ничего не стоит, если ее не замечают окружающие люди. Поэтому на этом элементе индивид склонен изнурять себя непосильным трудом до тех пор, пока его труд не будет признан и оценен окружающими, которые этот труд встретят и оценят положительно. Чем ближе люди, которым можно «доказать» или «показать», тем благоприятнее, благополучнее самочувствие индивида.

Все это в сокращенном варианте можно показать так:

Блок ЭГО — вклад индивида в приспособление общества к объективной действительности. Творчество новых нормативов все более рационального приспособления к окружающим объектам и явлениям.

Блок ИД - самоприспосабливаемость индивида к социальной действительности

Попробуем дать еще более рельефную картину восприятия мира этими блоками. Как уже упоминалось, они работают параллельно и однородные противоположные элементы реализуются одновременно.

При сборе информации ЭГО углубляются в структуру объекта на фоне определенного «мелькания». Этот фон — восприятие происходящего во внешнем мире движения, то есть того, что отражается блоком ИД. То есть, когда ЭГО углубляется в изучаемую им структуру, индивид «боковым зрением», то есть очень неопределенно, видит и изменение этой структуры во времени. Воспринимается это как своеобразный мелькающий фон, без которого, однако, восприятие, а тем более осмысление структур было бы невозможным. При осмысливании в памяти восстанавливается не столько структура объекта, сколько это мелькание, без которого в этой структуре вообще нельзя было бы разобраться. Поэтому в структуру объекта, который Дон Кихот не наблюдал в реальной жизни, а это значит — в движении, он не может проникнуть. Итак, еще раз подтверждается, что первичную информацию акцептные элементы ЭГО и ИД получают одновременно.

Кооперация блоков. В модели ИМ отдельного индивида деловые блоки кооперируют с серединными. На функционировании блока СУПЕРЭГО отражается оценка активности блока ЭГО, а по блоку СУПЕРИД идет «оплата» затрат энергии блоком ИД.

Одновременно деловые блоки кооперируют с серединными блоками дуала. СУПЕРЭГО дуала обеспечивает программирующей информацией ИД и, таким образом, приобщает ИД к социальному. А СУПЕРИД дуала вознаграждает ЭГО полным послушанием и тем самым дает индивиду возможность прочувствовать свою социальную значимость.

Если блоком ЭГО индивид вторгается в социум, предъявляя ему свои права, то блоком ИД, наоборот, социум вторгается в дела индивида, в его активность, диктуя ему свои правила поведения.

Если блоком ЭГО индивид заявляет о своих правах на социум, то блоком ИД он признает права социума на себя и плохо себя чувствует, если тот мало пользуется своими правами.

Если блоком ЭГО оценивается общество и то, что в нем творится, вносятся категоричные корректировки, прививаются новые нормы отношений, то блоком ИД устанавливается, насколько индивид и его услуги нужны обществу, какова его «потребительская стоимость», включается ли он и его активность в социально-энергетический метаболизм и в какой мере.

Если на блоке ЭГО идет создание новых ценностей, то ИД прилежно и бдительно служит уже принятым социальным ценностям.

Если на ЭГО хвастаются сами, то на ИД ожидают похвал.

ЭГО

Категоричность Дон Кихота. Для Дон Кихота в каждом объекте, явлении, ситуации самое интересное — их структура и скрытые в ней потенциальные возможности. Особенно легко, без трудностей и ошибок, Дон Кихот вникает во все это в области профессиональных интересов (при условии, что имеет возможность изучаемое явление рассмотреть и известным лишь ему одному способом прочувствовать). Потенциальные возможности, способности, скрытую силу каждого объекта Дон Кихот видит «как рентген». То, что человек так хорошо видит сам, ему кажется общепонятной нормой, то есть тем, что должны видеть и другие. Поэтому всех других корректирует категорично и даже с некоторым удивлением: «Как это можно пройти мимо очевидного?». Например, объективные данные о силе и возможностях СССР во время второй мировой войны имели все союзники. Однако только Черчилль - ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСТРАТИМ — сумел объективно оценить послевоенное распространение влияния СССР на страны Восточной Европы и упрямо держался идеи, что в интересах западных стран открыть второй фронт на Балканах. Эта уверенность появилась после визита в СССР, где он имел возможность убедиться во внутренней силе государства, хотя собственными глазами ничего скрытого от других политиков, несомненно, не мог увидеть. Видеть и доказать или показать другим — не одно и то же. Из великих мира сего, относившихся к этому типу и не доказывавших, а лишь повелевавших, мы пока можем назвать лишь Петра Первого." Следует обратить внимание, что Петр I в своих преобразованиях старался воздействовать не на что-то другое, а именно на потенциальные силы государства, на структурные изменения в традиционных формах его хозяйства. В то время как великие мира сего, относящиеся, допустим, к типу СЕНСОРНО-ЭТИЧЕСКИХ ЭКСТРАТИМОВ (например, Цезарь или Наполеон Бонапарт), в основном занимались манипуляциями традиционной «кинетической» силой государства — армией.

Главное, к чему Дон Кихот открыто и всеми способами стремится, — это выяснение и раскрытие действительных потенциальных сил объектов и субъектов, а также изменение структур и увеличение потенциальных возможностей тех из них, которые могут больше других способствовать прогрессу общества.

«Открывание» людей. Дон Кихот избегает поверхностных людей. Его тянет к людям с большими нереализованными возможностями, к личностям, которые ждут своих открывателей, которым можно открывать их самих, направить на путь, где они смогли бы наиболее полно реализовать свои способности.

Провидеть в каждом способном человеке его силу и показывать пути для реализации этой силы — его призвание. Чего стоит человек, внутренних возможностей которого нельзя подсчитать, потому что их почти нет? Он неинтересен, коэффициент реализации его возможностей и так больше, чем у других.

Дон Кихот привязывается лишь к тем, с кем у него есть общее дело. Если ничего больше — хоть раскрытие способностей данного индивида. Можно сказать, что они общаются с людьми, которые выдерживают идентификацию с его первым блоком эго.

Этот тип ИМ, по меткому выражению К. Г. Юнга, иногда просто «делает людей». И поэтому, когда мы читаем, с каким усердием Эдит Пиаф «делала» Ив Монтана, мы в ней сразу распознаем ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКОГО ЭКСТРАТИМА, который просто не может выпустить из рук своей «жертвы», пока полностью ее не «откроет» .

Только это не всегда так уж легко удается, и иногда Дон Кихот из-за своей страсти к открыванию этих потенциальных способностей попадает в странные двусмысленные положения. Допустим, как открыть окружающему миру величие разума какого-либо Дюма, если тот находится во власти недальновидного, измеряющего разумность любого начинания материальной пользой ЭТИКО-ИНТУИТИВНОГО ИНТРОТИМА (Мышкин), который, кроме всего прочего, еще и на людях с этим Дюма обращается, как дрессировщик. А при том нужно учитывать, что Дон Кихот исключительно чуток к неуважению достоинства людей, а тем более по своей сути духовно сильных; людей, могущих благодаря своим исключительным способностям войти даже в историю науки или искусства. Представьте себе, как должен чувствовать себя Дон Кихот, когда на его глазах всячески унижают человека, которого, наоборот, следует всячески поднимать, чтобы он наконец-то понял, что он такое, что он собой представляет.

Примечание. К унижению достоинства .человека по-настоящему чутки лишь экстратимы, без их помощи никакой интротим не поймет, какую ценность он собой представляет, и потому часто безропотно подчиняется тому, что экстратим называет насилием над личностью. Дон Кихот на вышеупомянутую ситуацию реагирует как на что-то страшное, болезненное, как на открытый садизм со стороны Мышкина и мазохистическую демонстрацию самоуниженности со стороны Дюма, наблюдать за которыми одновременно страшно и стыдно и спасаться от которых приходится бегством, что тоже кажется стыдным. Дон Кихот теряется, он не знает, как порвать с людьми, тем более теми, которым явно нужна помощь. Но логика требует избегать бесполезно фрустрирующих, психически и физически издергивающих сцен чужой жизни. Приходится прикрыться чем-то совершенно искусственно придуманным, какой-либо своей собственной агрессией, благодаря этому еще раз прослыть «несносным», но хоть в какой-то мере улучшить собственную психологическую ситуацию.

Дон Кихот хорошо видит потенциальные возможности не только людей, но и любых других объектов и явлений. По этой причине он — поборник всех новосозревающих прогрессивных веяний, идей или научных теорий. Он видит их настоящие возможности и потому не может молчать и часто усердно и горячо защищает то, чего другие и заметить не успели. Вот, например, К. Г. Юнг — ЛОГИКО-ИНТУИТИВНЫЙ ИНТРОТИМ - создал модель структуры личности человека, чего никогда не сумел бы сделать Дон Кихот, каковым является и автор этих строк. Я не понимаю, как это можно в своей «мысленной конкретности» увидеть то, что увидел К. Г. Юнг. Потому что, прежде чем написать, ведь нужно «увидеть», прочувствовать. Моя работа в том, что я «увидела» потенциальные возможности юнговского открытия. Теперь очередь за другими типами ИМ (прежде всего за ЭТИКО-ИНТУИТИВНЫМ ЭКСТРАТИМОМ). Каждый из них должен в это дело внести посильную лепту, пока теория не станет достоянием мировой науки и культуры.

Структурное мышление. ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСТРАТИМ отличается способностью видеть потенциальные возможности любых явлений и предметов. Его мышление структурное, то есть, когда он мыслит об объектах, то мыслит структурами. Поэтому отсутствует образное мышление. Допустим, сказав себе «я вижу голубое небо», он этого неба без специальных долгих терпеливых тренировок не увидит, как это обычно легко происходит у сенсориков.

Наряду с объективной действительностью как отражение этой объективной действительности для него существует «мысленная конкретность»*, которая соответствует как бы внутренней, глубинной части объективной действительности. Из-за этого Дон Кихот любит схемы, которые являются обобщенной, упрощенной составной частью этой мысленной конкретности или одним из ее измерений.

Довести до социума увиденное блоком ЭГО — большая, кропотливая, трудоемкая работа мысли. Доведение очень затрудняет то, что мысленная структура, как ее видит Дон Кихот, имеет скорее образное, чем какое-либо другое выражение, это что-то похожее на картины Пикассо, и перевод этой структуры на конкретный человеческий язык требует большого труда, многих подготовительных заходов и условных договоренностей по выделению отдельных узлов этой структуры и наименованию отдельных ее точек. Только после этого становится возможным описание самой структуры.

Итак, Дон Кихот «видит структурами», но разобраться в них иногда довольно трудно. Одно дело, если речь идет о структуре конкретного объекта. Это просто. Сложнее, если объектом исследования является какая-либо абстракция. Однако в исследовании всех явлений, которые нельзя, допустим, сфотографировать, во-первых, приходится обращаться к структурному мышлению. То есть сначала следует разобраться, что именно относится к структуре этого явления, и только потом можно понять внешние проявления этих структур. Характер человека, например, имеет, согласно типу ИМ, и свою структуру, и ее внешние проявления. При разработке характеристик типов ИМ мы могли идти от описаний известных проявлений каждого типа ИМ, то есть пойти таким путем, каким до сих пор были вынуждены идти все психиатры-психологи и частично даже сам К. Г. Юнг. Однако можно идти от разработки внутренней схемы механизма ИМ и раскрытия механизма его действия. Второй путь дает возможность отличить случайное от закономерного, а также возможность объяснить каждое проявление типа. Мы выбрали второй путь, который, однако, для неспециалиста является менее образным. Поэтому в конце работы приводим характеристики того же типа ИМ, написанные П. Б. Ганушкиным, Д. Кемпинским, А. Е. Личко и К. Г. Юнгом.

«Донкихотство». Теоретичность, нежизненность, «донкихотство» Дон Кихота в основном, наверное, в том, что потенциальные возможности он видит, но не чувствует за собой права кого бы то ни было подчинять своей воле. Его воля — экстра-тимная сенсорика — на блоке СУПЕРЭГО. Поэтому, как правило, он склонен эти потенциальные возможности лишь открывать другим, то есть быть лишь исследователем потенциальных сил окружения, а не тем, кто эти силы мобилизует, превращает в действенную силу. По своей природе он — исследователь, а не организатор. Он может «свергать», показывая устарелое, и «воздвигать», указывая на прогрессивное и перспективное, агитировать за прогрессивное и против отжившего, но не может противопоставлять свою волю воле других, манипулировать волей других людей. И все это до того, пока они сами не созреют. Он даже уговаривать не умеет. Не знает, как проверить, уговорил или нет. Знает, что людям объективно нужно, полезно, но не в силах проверить, понимают ли они это, пока они сами не объявят. Поэтому Дон Кихот успешно действует лишь в кооперации со «знающими, что им нужно», практичными сенсориками или если образовывается цепочка социального заказа. Другими словами — или Дон Кихот помогает тем, кто сам способен и стремится к активности, или, если таких людей не находит, — так и остается донкихотом.

Дуал Дон Кихота - СЕНСОРНО-ЭТИЧЕСКИЙ ИНТРОТИМ (Дюма) - наоборот, видит потребности людей, систему их мотивации, с удовольствием всех агитирует и уговаривает. Не видит лишь другого — потенциальных возможностей. Поэтому, действуя в одиночку, «зажигает» всех без разбора и тоже достигает не ахти каких результатов. Чаще всего — много суеты на пустом или полупустом месте.

Самое интересное для Дон Кихота — копаться в каких-либо структурах для того, чтобы познать их содержание и закономерности, и для того, чтобы изменить, усовершенствовать структуру, а тем самым и потенциальные возможности объекта. Основным условием того, заинтересует ли Дон Кихота какая-либо структура или нет, является то, насколько в решении ее проблемы он видит проблему близких ему людей.

Выбор проблемы. Если возможен выбор, решению какой проблемы отдать свой интеллект, он выбирает ту область, которая ему кажется наиболее запущенной, то есть ищет в цепи «главное звено». Так, Петр I избрал окно в Европу, Дарвин — теорию эволюции, Сельма Лагерле4) — литературу.

Любым делом Дон Кихот занимается постольку, поскольку видит в нем нерешенные проблемы. Без проблем неинтересно, и любая материально перспективная работа забрасывается. Его оценка точна, и ничто, никакие выгоды и поощрения, не заставят относиться к бесперспективному как к перспективному. Берется за самые трудные задания, потому что они возбуждают, и само собой получается, что на трудное у него есть силы, а на легкое — нет.

Блок ЭГО используется для такой экспансии во внешний мир, которая требует самостоятельного изучения действительности. Это форма приспособления к социуму, отвечающая собственным творческим потребностям и потребностям прогресса. Продукция блока должна обеспечить самого индивида и социум полным познанием закономерностей отражаемой блоком объективной действительности, причем познанием закономерностей такой части этой действительности, которую индивид способен осмыслить и подчинить своему интеллекту и теоретически, на уровне ИМ, и практически, на уровне ЭМ. Появляются новые, более рациональные чувства к изучаемым объектам, все более рациональные нормативы отношений к давно знакомым, но теперь увиденным в новом свете объектам.

Следует подчеркнуть, что в обмене информацией ЭГО старается получать об объектах объективного мира только определенный, интересный ему и нужный, сознательно желаемый, выборочный поток информации для глубокого познания лишь какой-то небольшой, ограниченной группы объектов. В своем поведении, то есть в энергетическом метаболизме (ЭМ), который всегда является составной частью СЭМ, индивид смел и изобретателен, умело и категорично пользуется полученной информацией. Осваивая мир, делает много проб, не боится ошибок, которые сам с увлечением изучает.

Если продукт его интеллекта обществом долго не признается и не включается в СЭМ, индивид не смущается и не перестает чувствовать себя правым. Однако в конце концов непризнание может его сломать, довести до сознания, что он остался непонятым и ненужным. При этом больше переживает за свое непристроенное «детище», за не переданные другим мысли, чем за свою собственную судьбу непонятого человека.

ИД

Подчиняемость ритму (режиму) времени социона. Соционная природа человечества в реальной жизни общества проявляется лишь как тенденция и идеал, потому что соционы как структурные объединения не существуют и соционные (а также квадровые и даже дуальные) связи между людьми реализуются лишь в «вероятностных» контактах. Однако каждый индивид должен подчиняться со-циону и программироваться им. Иначе он чувствует себя неприкаянным, несчастным, никому не нужным, лишним человеком. Программирование происходит при подчинении блока ИД блоку СУПЕРЭГО дуала. Поэтому в поведении каждого индивида наблюдается не только тенденция вести себя в соответствии со своим типом ИМ, но и к другим относиться так, как если бы они были дуалами, ждать от них того, что может дать только дуал. Проявляя недовольство — это особенно ярко наблюдается у недуализированных — по поводу всего, что не соответствует этим ожиданиям.

Подчиняемость блоку СУПЕРЭГО дуала является подчиняемостью не дуалу, а социону, потому что блок СУПЕРЭГО не проявляет своей воли, а лишь отражает окружающую реальность. На вопрос, чем обусловлена информация, которая скапливается на СУПЕРЭГО, — случайными соционньми контактами (соционом) или фактически преобладающими контактами (конкретным социумом), мы пока не может дать полного ответа. Нам, однако, кажется, что преобладают соционные связи и информация, получаемая от заказчика.

Дон Кихот от дуала получает программу использования времени, которая диктует ритм его поступков и обеспечивает чувством ритма времени. Чувством ритма времени мы называем отражение ритма внешней или внутренней активности объектов и субъектов в психике живого существа.

Чувство ритма времени у человека может возникнуть:

— при наблюдении за собственной активностью,

— при наблюдении за активностью других людей,

— при наблюдении за чувством ритма других людей. Дон Кихоту доступны лишь второй и (особенно) третий путь. Можно сказать, что он отражает чувство времени дуала (и всех окружающих) и на основе этого отражения строит программу своей активности.

Как в конкретной жизни проявляется навязываемость чувства времени? В особой эмпатии к чувству времени других людей. Это, во-первых, инстинктивное стремление не задерживать других людей, не отнимать у них время, всячески способствовать его экономии. Человек, который сказал «я спешу» или хотя бы посмотрел на часы, становится объектом усиленной заботы Дон Кихота. «Он спешит», «ему некогда» для Дон Кихота святые формулы, и он никогда не спросит, куда и почему, даже у своего супруга. В этом уже было бы сомнение в святости и неприкасаемости чувства времени другого человека. Можно сказать, что Дон Кихот поклоняется чувству времени окружающих людей, хотя они его об этом и не просят.

Пара примеров, свидетельствующих о том, насколько осторожен Дон Кихот в отношении времени других людей. Дон Кихот опаздывает на поезд. Такси нет. Подъезжает и останавливается частник. «Не опоздаю», — говорит с облегчением Дон Кихот, открывая дверцу. «Зато я опоздаю», — парирует водитель. И хоть нет никаких сомнений, что это шутка, Дон Кихоту становится не по себе. В очереди Дон Кихот не может ни на шаг отстать от впереди идущего, потому что другим может показаться, что он их задерживает.

Равным образом Дюма боится навязать свою волю другому человеку, Гамлет — свои симпатии и антипатии, Клайд — эмоции.

Можно ли утверждать, что у Дон Кихота полностью отсутствует собственное чувство времени? Нам кажется, что можно говорить скорее об «инстинкте времени». То есть собственное чувство времени пребывает на уровне инстинкта, который дает о себе знать в каждом случае, когда запрограммированный ритм не обеспечивает реализации накопившейся энергии. Что иногда и проявляется в необдуманной импульсивной активности. Навязать чужое чувство времени Дон Кихоту можно именно благодаря наличию этого инстинкта.

Программа поступков. Несамостоятельность чувства времени Дон Кихота проявляется в том, что во времени он успешно функционирует лишь при условии, если кто-то (желательно дуал) обеспечивает программой поступков и если ему самому при переходе от одной формы активности к другой, в том числе при переходе от работы к отдыху, не нужно раздумывать. Его время кем-то другим должно быть разбито на отрезки, предназначенные на одни или другие дела. Без такой программы Дон Кихот не обеспечивает себя необходимым разнообразием активности, постоянно увязает в каком-то одном деле, и многие жизненно важные потребности остаются неудовлетворенными.

Дон Кихот готов выполнить каждую просьбу: если человек просит, значит, сам не может. Но если его хотят «взять страхом», требуют и угрожают — забывает, что иногда бывает разумным уступить. На любую агрессию автоматически отвечает упрямством и бунтом.

Не только охотно подчиняется навязываемому ему режиму времени, но, как бы в доказательство того, как он. рад, что им командуют, требуя конкретной работы, старается блеснуть умением сэкономить «отпущенный» на задание отрезок времени. То есть — «выполнить и перевыполнить» задание по «производительности труда». Чего этим добиваются? Эмоциональной реакции, удивления партнера, которые вдохновляют на дальнейшую активность.

Эмоциональное напряжение. По-настоящему хорошо и с энтузиазмом Дон Кихот работает в эмоционально напряженных, экстремальных ситуациях или в ожидании эмоциональной поддержки, эмоционального подкрепления. Ситуации, в которых другие цепенеют от страха, его очень часто лишь активизируют. Этому причиной не только то, что активация происходит благодаря эмоциям окружающих. Он просто, благодаря экстратимной интуиции, лучше других видит настоящую потенцию противника или стоящих на дороге преград. И если вступает в противоборство, обычно чувствует, на что идет. По той же причине людям с другими типами ИМ его победы кажутся неожиданными, случайными или в нем самом подозревается исключительная сила.

Одухотворяет его и то, что в опасных напряженных ситуациях он чувствует свою нужность другим. И даже — многим. В условиях мирного спокойного труда ритм жизни часто настолько уменьшается, что возникает голод эмоционального напряжения. Можно утверждать, что для таких людей насыщенные опасностями горячие ситуации являются гораздо более благополучными и безопасными, чем тихие и мирные, когда они не знают, куда себя девать.

В опасных ситуациях, когда другие теряются и отступают, он — Дон Кихот — с готовностью принимает на себя ответственность. Чем больше социального возбуждения или паники, тем спокойнее становится этот индивид. В хаотических ситуациях этот тип ИМ получает больше информации, необходимой для точных решений, и совершенно не сомневается в своей социальной незаменимости. О Черчилле часто говорят, что он всю жизнь стремился к власти. Не к власти как таковой. (К власти этот тип не стремится. Это тип учителя, а не вождя.) Он стремился к возможности ликвидировать те узкие места в механизме своего государства, которых другие не замечали и справиться с которыми им было не под силу. Как и к редукции чувства беспокойства, что он «не у дел». Это чувство неизменно преследует каждого Дон Кихота, когда рядом с ним дело, которым никто по-настоящему не занимается, а ему «не позволяют». Ситуациями «я снова не у дел» пестрит биография А. Суворова.

Когда Дон Кихот узнает, что в деле, которым занимается, он мало нужен и заменим, интерес к работе пропадает. Если нет чувства незаменимости, это просто не его место. Дон Кихот ни с кем не конкурирует. Начинается поиск новых проблем и новых дел.

Сторожевая собака. При кооперации Дон Кихот не заставляет себя ждать, нигде и никогда не опаздывает, если пообещал даже и не очень серьезно. Если по собственной инициативе оказывает какую-то услугу, это почти всегда направлено на экономию времени другого человека или социальной группы в целом. Можно сказать, что есть тенденция служить окружающим всем своим временем. Несомненно, ожидая, что они не подведут, будут взаимно внимательны к его времени (и интересам).

Что такое «служить окружающим всем своим временем», легче всего понять на примере Макаренко, который перед колонистами как бы раскрывал каждый свой день. Его рабочий кабинет был местом, куда мог прийти каждый и быть там столько времени, сколько ему заблагорассудится. Обеспечив такую ситуацию для контакта с людьми, ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСТРАТИМ чувствует себя уверенно и спокойно, потому что наиболее полно проникается ритмом жизни коллектива.

Чем большее количество людей программируют время Дон Кихота, то есть обращаются к нему за услугами, тем более свободным и независимым он себя чувствует. По-видимому, в таких условиях он просто более свободен от «милости и немилости» отдельных людей, то есть от своей возможной ненужности им. Другими словами — чем нужнее его время и услуги обществу, тем легче он реализует свою соционную роль.

Рациональное и иррациональное с точки зрения Дон Кихота — это рациональное или иррациональное с точки зрения использования времени. Когда Идет речь о нерациональном использовании каких-либо объектов, он в этом видит тоже не что-либо другое, как только нерациональное использование овеществленного в них времени.

Такой индивид чувствует себя сторожевой собакой, функция которой — в бдительном наблюдении за тем, как используется время. Как только он замечает, что что-то не так, предлагает свои поправки, вносит рацпредложения, борется за их внедрение. Свое собственное время использует как резерв, как затычку. Его время является средством, с помощью которого экономится время других людей. Прежде всего самых близких и тех, что более значимы для прогресса общества. Это рождает склонность давать советы, во-первых, вышестоящим, начальству. Но если «наверху» находится не другой Дон Кихот или Дюма, то это обычно кончается плачевно.

Для Дон Кихота время другого более реально, более ощутимо, чем свое собственное. Поэтому часто создается впечатление, что он слишком уступчив. Однако это происходит с каждым типом ИМ. Каждый свои интересы через ИД таким же образом сплетает с интересами социона или социума. Другого способа нет. Например, ЛОГИКО-СЕНСОРНЫЙ ЭКСТРАТИМ - Штирлиц - таким же способом уступает порядку, который установили другие. Приспосабливается к установленным юридическим и прочим логическим нормам, чувству логики других людей. И использует все свои силы и волю, чтобы способствовать поддержанию этого порядка. Нет другого типа ИМ, который был бы таким знатоком юридических тонкостей, так прилежно исполнял бы законы и того же требовал бы от других, как Штирлиц.

Дон Кихот в работе. Дон Кихот живет в настоящем. Прошлое и будущее ирреальны. Дифференциация чувства времени кончается на том, что время делится на занятое настоящим интересным делом и незанятое таковым.

Никогда не может сказать, на что уходит его время, — за него отчитываются другие. Им самим замечается лишь несделанное и — перебои в работе. Хорошо — это работа с азартом. Плохо, когда нет вдохновляющего дела: мир останавливается, все становится бессмысленным. Когда есть интересное дело, можно лишь завидовать его энергии и находчивости. Когда «настоящего» дела нет — слаб и беспомощен.

Работает тем лучше, чем больше в работе личных контактов, доверия, дружественных отношений. Чем меньше официальности, дисциплины, тем больше отдача. Склонен делать то, что в данной ситуации, на данном участке больше всего нужно, не считаясь с тем, его это работа или нет. Но если то, что сверх любых норм и как бы для большего веселья он делал по собственной инициативе и доброй воле, запишут в постоянные обязанности, это сразу станет тяжелым и постылым. Склонен «вкалывать» больше других лишь до тех пор, пока это свободный выбор. Устает от пусть и нужной обществу, но убогой по своим контактам с людьми работы. Потому что работа, социальности которой индивид, из-за отсутствия спешки, шуток, общего беспокойства, не чувствует, ведет к спаду жизненного тонуса.

Обучение, тренировка, навыки. Дон Кихот обычно бросается в самую гущу социальной жизни, в суетливую, требующую напряжения работу. Чем больше спешка, тем точнее и удачнее он действует. С особым азартом работает в опасных, трудноразрешимых ситуациях. Это происходит и тогда, когда сталкивается с новым, интересным делом. На каждый эпизод по ликвидации какого-то узкого места смотрит как на тренировку своих качеств. Потому не склонен заниматься тем, что по плечу другим.

Любит браться за работу, которая позволяет реализовать энергию, физически закаляет и дает новые умения и навыки. Хобби этого типа — учиться новому как бы в подготовке к будущим экстремальным ситуациям. Сначала учиться самому, а потом — обучать других. Обычно это терпеливый учитель.

Физическая закалка, стремление все доступное сделать собственными руками, чтобы «уметь», набор таким образом собранных трудовых навыков, азарт к трудным задачам — средства, с помощью которых Дон Кихот выкручивается в экстремальных ситуациях и старается заработать признание общества. И нет такой кропотливой, скучной и грязной работы, которой при этом он не согласился бы переделать, через что не согласился бы пройти. Он не знает, что это такое — жалеть силы, если «нужно», «интересно» и «никто другой этого не сделает»130. Все это мобилизует. Он специалист по ликвидации узких мест, и совсем неважно, приходится при этом заниматься физическим или умственным трудом. Такие ученики в математике любят только те задачи, которые другим не под силу. Решить то, чего не могут другие, воспринимается как возбуждающий социальный заказ, а всё прочее — скучные будни.

В любом процессе, любой динамике для Дон Кихота что-то загадочное, потому что он их не помнит. Дон Кихот плохо рассказывает самое простое происшествие и вообще плохо, как и все индуктивные, пользуется глагольными формами. Рассказ о происшествии подменяется анализом ситуации или характеристикой участников происшествия. Это потому, что память блока ИД можно назвать памятью тела или — навыками. Помнит только то, через что пришлось пройти самому или делать собственными руками. И то — помнит скорее для того, чтобы повторить на деле, а не для того, чтобы рассказать.

В работу должен «войти всем своим телом». Делом, в которое таким образом не вошел, и руководить не может. Просто не понимает, что к чему. Поэтому, когда Петр Первый решил, что Россия должна стать морской державой, он сам был вынужден изучать морское дело. Как, не зная дела, приказывать людям? Кто читал о Суворове, знает, что этот полководец тоже все умел сам.

Три ступени социальности. По тому, как такой индивид чувствует свое место в обществе и свою социальность, видим, что его жизнеспособность и трудоспособность определяются спросом социума на его время. Потому все, что он делает, стараясь самоусовершенствоваться, направлено на увеличение своей «потребительской стоимости». Чем больше нарасхват его рабочая сила, тем полнее чувство жизни. Можно выделить три ступени социальности жизни Дон Кихота.

1. Занимается тем же, чем и другие. Не нужна его индивидуальность, его особые умения, способности или терпеливость, доброжелательность или упрямство. При этом действует, как осенняя муха и настоящий флегматик, лишь время от времени проявляя свою импульсивность и впутываясь, благодаря «несносному характеру», в разные глупые истории.

2. Действует под присмотром и командой дуала, то есть нужен хотя бы одному человеку, который программирует его время и работу. Это улучшает самочувствие, дает эмоциональную уравновешенность, спасает от бессмысленной импульсивной «революционности» .

3. Его способности и силы нужны многим, в общем — социуму. Тогда это исключительно активная и одновременно сосредоточенная, уравновешенная, не знающая, что такое нервы и плохое настроение, личность.

«Раскачка» циклотима. Для включения физической активности Дон Кихота, как и каждого циклотима, необходимо своеобразное раскачивание, т. е. появление чувства беспокойства, что время идет даром, что приближается опасность. Это потому, что в блоках элементу экстратимной логики всегда предшествует интротимная интуиция — чувство времени. Хороши те поступки и такая реализация жизненной энергии, которые наиболее полно редуцируют чувство беспокойства (одна из форм чувства времени), одновременно давая индивиду чувство причастности к делам социума. Поэтому в любую работу Дон Кихот включается не сразу, а после появления чувства беспокойства. Разогревается он благодаря чувству беспокойства других людей,' которое передается наблюдающему Дон Кихоту, или срабатывает собственный инстинкт. Поэтому опасность, грозящая другим, его обычно активизирует сильнее, а сиюминутные приказы выполняются вяло. Дуализированный Дон Кихот более подвижен и менее импульсивен по той простой причине, что постоянно обеспечен сознательными чувствами чувствительного к социальному ритму времени Дюма. У недуализированного работает лишь инстинкт, и его постоянно гложет сильное беспокойство. К примеру, скучающий на Кавказе Лермонтов из-за такого чувства беспокойства разъезжал по горам и тормошил горцев. Или ввязывался в пустые дуэли.

Качество. У Дон Кихота тяга к высокому качеству работы, а в качестве, как и все интуитивные, не разбирается. Поэтому в деле, которым занят, всегда есть опасность «зациклиться». То есть не зная, где предел качеству, не может закончить, если только некому сказать «хватит» и вырвать работу из рук. Без такого «хватит» он усовершенствует до тех пор, пока не опустятся руки и он все не забросит. Допустим, он пишет научную работу. Дюма или Габен заранее представляют себе, «сколько надо» и качества, и количества, и бдительно следят, чтобы, упаси боже, не было чего-то лишнего, излишки, если таковые появляются, оставляя на будущее. Для Дон Кихота же то, что сделано, кажется малозначительным по сравнению с раскрывающимися новыми перспективами, от которых отказаться невозможно, а исчерпать нельзя. И так до .бесконечности, до полного изнеможения, полной растерянности, до тех пор, пока он этим делом больше вообще заниматься не может и бросает с чувством, что оно так и осталось незавершенным. В этом отношении в идеальной ситуации был Суворов, у которого на каждое дело были считанные дни.

Плохой характер. Часто отмечают «сварливость» суворовского характера. Она проявлялась, когда он уже видел, как задачу решить, а от него требовали, чтобы он агитировал тех, кто в этом нисколько не разбирается. Людей, которые в деле не разбираются, вошедший в дело Дон Кихот не замечает, они для него не существуют или существуют, как назойливые мухи, от которых следует отмахнуться. Вести с ними переговоры не может. Он не тактик, а стратег. Человек, стоящий на пути к делу, рассматривается просто как препятствие, помеха. Поэтому, если в его предприятиях участвует Дюма, являющийся специалистом по налаживанию отношений и умению расхваливать любые таланты, все дела идут прекрасно и на «плохой характер» не остается места.

Когда пишут о Суворове, часто выражают недоумение по поводу того, что он был внимательным к солдатам и даже пленным, то есть к людям, судьба которых была в его руках. При одновременном отсутствии внимания и даже вызывающем поведении по отношению к вышестоящим. Все дело в том, что первые не мешали в деле, а вторые, как правило, мешали. Ему же некогда было приспосабливаться к людям, он приспосабливался к ситуации завтрашнего боя, где обычно действовал на грани возможного, и это возможное перестало бы быть возможным, если хоть капельку своего внимания он уделял бы «посторонним» проблемам.

Чтобы скрывать и оберегать свою линию действия, не наталкиваясь на слишком большую враждебность окружения, эти люди часто прикрываются чудачествами. Так вел себя и Суворов. От людей-помех чудачеством прикрывается целенаправленная линия действия. Люди-помехи должны завязывать с ним спор на линии чудачеств, а чудит он не думая, просто так, для отвода глаз. По природе своей он должен прикрываться дуалом. То есть, в то время как Дон Кихот действует, его поступки должен объяснять Дюма. (В равной мере отношения Дюма с людьми должен объяснять Дон Кихот, иначе о Дюма будут говорить как б хитром эгоисте, что совершенно не соответствует правде.) Когда Дюма нет, Дон Кихот вынужден прикрываться чудачеством. Это похоже на чучело Дюма собственного производства.

Дуализация. Что Дон Кихоту дает дуал? Возможность разобраться в том, какие из кем-то предлагаемых поступков или работ полезны, перспективны, вписываются в общую картину социальной активности и являются приемлемыми, какие —-нет. И в какой последовательности следует все это выполнять.

Кроме того, дуал готов раскрыть свое СУПЕРЭГО, как энциклопедию, освобождает от необходимости постоянного изобретательства велосипедов, дает примеры для подражания. Когда у Дон Кихота мелькают лишь смутные подозрения по поводу того, что может быть полезным, а что — бесполезным, дуал подробно и конкретно объясняет, чего именно и почему не следует делать, а что пропустить было бы близорукостью.

При отсутствии дуала Дон Кихот, время от времени хватаясь за что попало, может ухватиться и за совершенно гиблое дело, так как процесс ЭМ не может остановиться. А он не знает, как отказать и почему отказывать просьбам других людей. Поэтому на подсказывающего ему Дюма смотрит как на исключительно разумного и хорошего человека. По-настоящему серьезного, делового, знающего, как жить среди людей.

Дон Кихот чувствует, что его любит тот, кто уважает и бережет не столько его самого, сколько его время от потери по мелочам. Кто заботится об его активности, направляет, ограничивает и регулирует эту активность, обеспечивает ее принятыми в социуме формами, снимает психологическое напряжение, неуверенность в себе, разрешает сомнения.

Если Дон Кихота умеют просить, а программирующего дуала, который мог бы предупредить, скорректировать, — нет, Дон Кихот может ввязаться в любой ненужный и неразумный риск, и никакие препятствия его не остановят. А начав, не может остановиться, особенно пока не исчерпана опасная ситуация.

Дон Кихота нельзя остановить страхом и словами «от этого тебе самому будет хуже». Это — масло в огонь. Нужно говорить не о нем самом, а о других, о том, что «от этого будет хуже другим». Через это Дон Кихот уже не переступит, этим его можно отвлечь от неверного пути. А вот первое помогает более эгоистично настроенному или более пугливому ЭТИКО-ИНТУИТИВНОМУ ЭКСТРАТИМУ.

Дон Кихот исполняет принятые им обязательства и тогда, когда они оказываются явно невыгодными, и в том случае, если вторая сторона этот договор нарушает. То есть в условиях, когда, казалось бы, разумно изменить поведение, Дон Кихот не чувствует возможным «подвести человека». Даже если знает, что ожидают более ответственные дела. Обо всем этом ему обязательно должен сказать кто-то другой. Сказать: «не делай этого, а занимайся этим». То есть — кто-то другой должен «перепрограммировать», снять первое обязательство и наложить второе. Даже такое простое, как «у меня нет времени», по своей инициативе Дон Кихот сказать просто так не может.

В каждый момент Дон Кихот поступает так, как считает нужным, а точнее — единственно возможным. Вопросы о причинах одного или другого поступка ставят в исключительно неловкое положение. Ответов он не знает. Возьмем простой пример. Допустим, Дон Кихот потер руку об руку. Мелочь, но если его спросят о причине, о том, почему потер, то поставят в ситуацию неприятного замешательства. Если спрашивают, по-видимому, это плохо, по-видимому, это упрек. От таких вопросов защищает дуал. Дюма всегда знает причину всего происходящего вокруг и скажет ее. Если кто-то потер руки, он смекнет, что сделать это заставило чувство холода, чувство нетерпения, желание заняться каким-то делом или, допустим, скука.

И совсем не так важно, как именно он ответит, важно, что ответит, а значит, «защитит» от неожиданного, «коварного» вопроса, и сам защищаемый просветлеет, узнав о причине того, почему он иногда потирает руки. (Этой указкой на чувства Дюма раздражает Гамлета, для которого чувство — следствие, а не причина поступка.)

Одно дело. Невозможность думать больше чем об одном деле и отсюда вытекающая рассеянность в быту — отличительная черта Дон Кихота. Когда в блоке ИД рядом с экстратимной логикой — интротимная интуиция, «линия обзора» человека — перспектива в будущее. А не пространство, как это есть у тех, у кого экстратимная логика спарена с интротимной сенсорикой. Особая зауженность интересов Дон Кихота определяется тем, что этот блок находится в ИД. Когда тот же блок — в ЭТО, как у ЛОГИКО-ИНТУИТИВНОГО ЭКСТРАТИМА, наоборот, замечается особая распыленность интересов. Индивид берется сразу за многое.

За что не любят Дон Кихота? За что не любят, когда не любят? За одержимость в работе, за то, что и от других ожидает только работы, а на «бездействующих» смотрит, как на пустое место, совершенно их и не замечая. Но подобное присуще каждому человеку, каждый охотно демонстрирует второй элемент блока ИД. Для Штирлица это — качество объектов, для Гексли — эмоции, для Гамлета — таланты, для Дюма — отношения с людьми. Эта одержимость становится менее броской лишь в условиях дуализации.

Дон Кихот не понимает работы без азарта или без старания делать лучше других и быстрее других. В равной мере как Штирлиц не понимает некачественно сделанного объекта. Это удивляет и возмущает. Штирлиц не понимает психологии человека, который производит товар не самого высшего качества. И потому больше других типов ИМ подходит для «борьбы за качество продукции». А те, кому качество кажется лишним из-за своей «незапланированности»... не любят всегда опрятного, подтянутого и требовательного Штирлица.

Самосоревнование. Дон Кихоту кажется, что все люди, как и он сам, в работе соревнуются сами с собой. Поэтому еще какое-либо соревнование не только излишне, но и обижает достоинство человека. Кроме того, Дон Кихот ценит работу с точки зрения будущего, а не теперешнего момента, а этого никаким соревнованием не учесть. Противопоставлять результаты работы одного человека результатам работы другого ему кажется нелогичным. Можно делать ради результатов теперь, можно делать ради результатов в будущем. То, что делается ради результатов в будущем, не может быть измерено настоящим. Поэтому соревнование при такой модели ИМ, как у Дон Кихота, ничего путного не приносит. Любой процесс его интересует с точки зрения его значимости для будущего и—о чем уже говорилось — как тренировка с точки зрения сегодняшнего дня. Также, например, любит виды спорта, дающие приятные и сильные чувства, закаляющие, но не любит спортивных соревнований. Возможности и способности человека — для их бесконечного развития, а не для подсчитывания и измерения.

Работа на будущее. То, что обычно называется донкихотством, чаще всего является по-настоящему необходимым обществу, с точки зрения его завтра, делом. Полными чудаками казались и Суворов, и Циолковский, и Макаренко, и многие другие. Они все «непрактичные неудачники», потому что работающий не на сегодняшний день, а на будущее общества всегда проигрывает материально. Среди других в какой-то мере выделяется Зигмунд Фрейд, который всю жизнь имел хотя бы достаточно хорошую платную практику, но и это благодаря тому, что, по нашим данным, его жена была практичной Дюма и так программировала активность мужа, что семья была прилично обеспечена, не выпадала из своего сословия. Мысль К. Г. Юнга о том, что урожай с засеянных такими людьми полей собирают другие, полностью подходит и для наших дней. Только засеивать эти поля в «плановом» хозяйстве еще труднее.

Лошадка. ИД является лошадкой, которой человек пользуется в ситуациях, для которых не находит других способов решения. Для Дон Кихота это - работа, для ЭТИКО-ИНТУИТИВНОГО и ЛОГИКО-ИНТУИТИВНОГО ЭКСТРАТИМОВ -демонстрация своих способностей, потенциала, для СЕНСОРНО-ЭТИЧЕСКОГО и ИНТУИТИВНО-ЭТИЧЕСКОГО ИНТРОТИМОВ - умение налаживать отношения с людьми.

3. Серединные блоки

C D
и СУПЕРЭГО
c d
и СУПЕРИД

 

СУПЕРЭГО и СУПЕРИД экстратима. Эти блоки — два канала информации о двух равноценных с точки зрения процесса ИМ предметах: обо всем окружающем мире и о самом себе. Притом СУПЕРЭГО — представление о самом себе сквозь призму того, что известно о мире. Чем больше известно о мире, тем точнее представление о самом себе и своем месте среди других, тем больше спокойствия в чувствах (второй интротимный элемент блока). СУПЕРИД — представление о социуме на основе того, что от этого социума известно про самого себя, то есть про свои чувства. Социум, который, давая много информации, помогает осознавать свои чувства, — хороший, «благонадежный» социум.

Внутренняя жизнь человека — сомнения и переживания — концентрируется на серединных блоках. Два блока — две формы и две составные части этой внутренней жизни. СУПЕРЭГО постоянно сомневается по поводу того, как личность оценивается социумом, какую ценность в его глазах представляет, на какие чувства может надеяться со стороны других, а какие может позволить себе. СУПЕРИД сомневается и переживает по поводу того, кто кому «должен», кому о ком следует больше заботиться: индивиду об окружающих или окружающим о нем. Обычно первым элементом этого блока индивид жертвует собой, то есть оказывает услуги, поступаясь своими собственными интересами. Но это — лишь неосознанная проверка отношения к себе. Если жертва принимается как должное, если в этом порыве его не сдерживают и не помогают осознать. собственные интересы, в его душе накапливается полуосознанное недовольство, чувствует, что что-то не так, что от него берут, не давая ничего взамен. На этом элементе собственные интересы индивида должны оберегаться другими от собственных его «порывов делать добро».

Серединные блоки Дон Кихота

C D
и СУПЕРЭГО
c d
и СУПЕРИД

 

По аспекту акцептного элемента блока СУПЕРЭГО — элементу С — индивид информацию получает из разных источников. Это и непосредственное отражение мира, и рассказы очевидцев, литература, то есть опосредованные источники знания. Притом решающую роль играет свой собственный опыт, а не внушение со стороны других лиц. Совершенно по-другому с акцептным элементом блока СУПЕРИД, элементом с. Он тоже получает сигналы-раздражители извне (окружающий мир и собственное тело), но разобраться в них, а тем более правильно реагировать, может лишь при условии, что они подкрепляются, дифференцируются и внушаются ему другими. Без этого основная масса сигналов раздражителей проходит мимо его внимания или мимо его сознания, не вызывая отчетливых, им самим понимаемых чувств. Неосознанные чувства не учитываются в активности индивида, не превращаются в установки, что и приводит к постоянству вышеупомянутых «жертв» и хронической дезинтеграции той системы организма, которую в психике представляет первый элемент СУПЕРИД.

При сборе информации на элементе С СУПЕРЭГО происходит приспособление индивида к обществу, его социализация. Дон Кихот изучает и оценивает свойства окружающих субъектов и объектов для того, чтобы оценить себя среди них. И установить «правильные», то есть соответствующие своим качествам и качествам других, ожидаемые другими этические отношения к нему на элементе D, то есть установить, какие чувства следует питать к каждому отдельному субъекту и объекту. Потому что для такого блока качества объекта — первичное, а чувства, то, что обусловливается этими качествами, — вторичное. «Правильны» чувства, если самооценка индивида и оценка его социумом совпадают.

Если допущено отклонение от «средних» оценок окружающих, то допущена непозволительная «вольность», которая приводит окружающих к недоумению, а субъекта — к угрызениям совести. Можно сказать, что правильность представления индивида о себе проверяется взаимоотношениями между ним и другими объектами, то есть совпадают его этические чувства к другим объектам в представлении индивида и социума или нет, удивляют ли, шокируют ли. Качеством этого чувства проверяется правильность или неправильность понимания индивидом своего места среди других. Если он этого места не находит, его мучает совесть из-за «некачественности» своих чувств.

Примечание. Об оценках окружающих заботится только СУПЕРЭГО. Если индивид возмутил социум активностью ЭГО, он доказывает, почему сделал так, и уверен, пока ему не доказали противоположного, что он прав. Если доказали — доволен новым опытом и из-за ошибки не переживает. Если окружающих возмутила реализация ИД, возмущен и сам индивид — «если знали, то почему вовремя не подсказали».

Можно сказать, что серединными блоками индивид старается быть скромнее ожидаемого социумом. При реализации СУПЕРЭГО другие должны отметить его социальную скромность, при реализании СУПЕРИД должны заметить его заботу о других.

При сборе информации об объектах на элементе С Дон Кихот ее получает на фоне слабо мелькающего чувства комфорта или дискомфорта на элементе с, которое в практической жизни принуждает человека к действию. Допустим, к пушистому щенку он протягивает руку, от крапивы отодвигается. Но нам это дальнейшее, происходящее при реализации блока ИД, здесь не нужно. Пока нам важно лишь то, что каждый объект, давая информацию в виде сенсорно-эстетических ощущений СУПЕРЭГО, дает ее в форме чувств с таким же названием СУПЕРИДУ. Поэтому, когда объект вспоминается, за воспоминанием неизменно следует призрак этого чувства. А может, точнее, — объект в памяти появляется на фоне этого чувства. Призраком или фоном его называем потому, что воспринимаемое СУПЕРЭГО является более ярким, чем воспринимаемое СУПЕРИД.

На продуктивном элементе D появляющиеся этические чувства являются сознательной внутренней реакцией на объекты, информация о которых собрана на элементе С. Как само чувство к объектам, так и выражение отношения к ним очень осторожны, обдуманны и вместе с тем очень пугливы. В каждую минуту индивид готов от них отказаться как под еле ощутимым давлением окружения, так и под давлением чувства вызывающих объектов. Такой индивид никогда не уверен в том, что он всерьез кого-то любит или ненавидит. Он просто не знает, есть ли у него на это право или нет. С одной стороны, это право определяется оценками окружающих, с другой — самим индивидом, к которому эти чувства испытываются. Это второе, наверное, важнее. Однако нужно много доказательств, пока к Дон Кихоту придет уверенность, на какие активные чувства у него есть право. С появлением уверенности это чувство другого воспринимается как программа, обязательная к выполнению. Он любит каждого, кто его любит (но это любовь, а не влечение), и не уступает тем, кто к нему питает отрицательные чувства. Потому Дон Кихот довольно смешон, когда ситуация требует инициативы в проявлении чувств. Он этого просто не может. Хорошим примером может быть письмо Гоголя своей избраннице Анне, из которого ничего нельзя понять и которое к тому же не содержит в себе ни имени девушки, ни даже даты, когда оно написано, — обычный прием Дон Кихота, который склонен маскировать чувства, связывающие его с другими. И в то же время идеал Дон Кихота — всеобщая любовь. Ему хочется, чтобы все друг друга — в том числе и его — любили.

Эмоции же на продуктивном элементе в блоке СУ ПЕРИ Д раскрываются как бы сами собой, если только элемент С обеспечен нужным разнообразием возбуждающих сигналов. Эмоциями мы называем возбуждение организма или внутреннее эхо организма — отклик на внешние и внутренние сенсорные сигналы-раздражители. Поэтому если какой-то человек на элементе С вызывает приятные чувства (улучшает самочувствие), то, несмотря на сознательную установку держаться от него в стороне, при встрече с ним Дон Кихот невольно проявит раскованность и улыбнется. Все, что улучшает его самочувствие или дает нужную смену сигналов возбудителей, приводит Дон Кихота к эмоциональной, а через это — и к трудовой активности.

Блок СУПЕРИД из непосредственной действительности воспринимает чувства сенсорно-эстетического комфорта-дискомфорта. Но без опеки окружающих в них по-настоящему разобраться не может. Этим блоком должен заниматься дуал или общество, определенные социальные институты. Например, не Дон Кихот должен разбираться в своем самочувствии и о нем заботиться, не он должен искать, как улучшить свое настроение. Если общество в этом помогает, он чувствует дружелюбие окружающих, мир кажется светлым и просторным. И наоборот, при небрежном отношении общества к его СУПЕРИД Дон Кихоту не хватает внутренней эмоциональной возбужденности, он не может интенсивно функционировать. Это воспринимается как ненужность обществу: я не нужен, обо мне не заботятся. Так по сути дела и есть, не заботятся о недуализированных и не включенных в активность социона.

Чем ярче выражена потребность социума в активности индивида, тем большим вниманием окружается функционирование блока и тем более полной жизнью живет индивид. Можно сказать, что репродукция энергии на блоке показывает нам, сколько социум согласен платить и платит индивиду за его участие в СЭМ (социально-энергетический метаболизм). По нашим данным, СУПЕРИД — самое слабое место в структуре ИМ. Об этом можно судить по распространенности заболеваний, которым подвержены скрывающиеся за элементами этого блока системы организма.

Ценность Я как субъекта среди других субъектов для Дон Кихота определяется его качествами, одним из которых является информационный багаж индивида — осведомленность о жизни людей. Чем этот багаж больше, тем относительно скромнее и увереннее становится человек, так как чувствует себя частицей большего мира.

Объем доступной блоку СУПЕРЭГО информации обусловливается социальными возможностями индивида и особенно его подвижностью.

На СУПЕРЭГО человек приспосабливается к внешнему миру. Творит в своем представлении картину своего Я в согласии с социальным отражением этого Я. И ведет себя согласно этому социальному отражению.

На СУПЕРИД человек приспосабливает мир к своему собственному образу. Можно сказать, что он творит мир согласно своим личным параметрам, о которых ему сообщили и постоянно сообщают другие, информируя про этот аспект действительности.

В процессе дуализации накопленная на СУПЕРЭГО информация «открывается» и вовлекается в социальный информационный метаболизм (СИМ) при помощи ИД дуала. Блок СУПЕРИД, наоборот, закрывается, загораживается от СИМ блоком ЭГО дуала.

Можно сказать, что ситуация экстратима в обществе определяется тем, сколько его чувствам на блоках СУПЕРЭГО и СУПЕРИД уделяется социально необходимого для воспроизводства энергии внимания. Так раскрывается секрет, почему, хотя много слез пролито по поводу трудностей руководящей работы, эти должности никогда не пустуют — с чувствами руководителей принято больше считаться.

Блоком СУПЕРИД индивид оценивает надежность своего социума. Социум таков, насколько он признает, лелеет и опекает чувства экстратима.

Примечание. Соответственно интротим требует внимания не к чувствам: в чувствах он сам силен, — а к себе самому, своей работе, способностям или эмоциям. Благонадежность социума в том, насколько он замечает эти внешние проявления активности интротима.

По-моему, наша печать гораздо лучше удовлетворяет потребности интротимов, чем экстратимов. Пишут о людях и их работе. Притом пишут без оговорок. В том же случае, когда статья выражает чье-то чувство к каким-то явлениям, обязательно появляются оговорки. Как будто не все чувства одинаково правомерны и не являются объективностью.

Серединная мечта Дон Кихота. У каждого типа ИМ своя «серединная мечта», которая вытекает из проблем обоих серединных блоков. Дон Кихот мечтает о межличностных отношениях, в которых он будет всесторонне положительно оценен, любим не по ошибке, а за достоинства. И при том не одним человеком, а всеми. И чтобы из этих контактов вытекало понимание его эстетико-сенсорных чувств и полная эмоциональная защита. А значит, и возможность проявления эмоций, и обеспеченность возбужденностью и достаточной эмоциональностью на все случаи жизни. Серединная мечта — это мечта о том, чтобы было понятно сокровенное Я индивида, та его часть, которая спрятана от зрителей и которая часто малодоступна и себе самому.

Если СУПЕРЭГО — старание разобраться в окружающем мире, иметь полную информацию об одном из аспектов внешнего мира ради самооценки на фоне этого мира и знания, как социум его оценивает, то СУПЕРИД — старание понять себя и свои потребности и через это самопознание познать соответствующий аспект социума и его потребностей.

Если СУПЕРЭГО экстратима как бы говорит — проявляю такие чувства, какие от меня ожидают другие, то СУПЕРИД — действую так, как у меня получается.

Если СУПЕРЭГО экстратима — я стою столько, во сколько оценивают мою личность, какие отношения с другими мне позволяют, то СУПЕРИД — я живу постольку, поскольку социум заботится о моих чувствах, возбуждает эти чувства.

Если СУПЕРЭГО экстратима старается разобраться в том, какую ценность сам индивид представляет для мира, то СУПЕРИД старается разобраться в том, какую ценность для него имеет мир, как оплачивает участие индивида в СЭМ.

СУПЕРЭГО — чем больше собрано информации об объектах внешнего мира, тем объективнее знание того, чего от него ожидают окружающие. СУПЕРИД — чем больше получено информации от других, тем объективнее ожидания человека, тем более даваемое реально миром соответствует оценкам и ожиданиям самого человека.

СУПЕРЭГО

Акцептный элемент. СУПЕРЭГО интуитивно-логического экстратима воспринимает одушевленные предметы, продуктивный — отношения с ними. Замечает блок и неодушевленные предметы — вещи, но он их оценивает в основном как дополнительные качества субъекта. Каждая вещь является качеством какого-либо одушевленного предмета. Отдельно от субъекта думать и рассуждать об объекте трудно и не получается. Объектом изучения неодушевленный предмет может стать при условии, что им займется ЭГО индивида. Поэтому Дон Кихот в них плохо разбирается.

Итак, акцептный элемент накапливает информацию о людях. Люди — объект его ориентации во внешнем мире. Мир — это люди и только люди. Мир таков, каковы люди, с которыми он сталкивается, поэтому о них он знает и должен знать много и часто становится страстным читателем художественной литературы. Одушевленные предметы — единственная постоянная цепь, связывающая его с объективным внешним миром. Он в ответе за все живое и за то, что с ним происходит, потому что нельзя допустить крушения объекта ориентации. Это было бы потерей связи с объективностью, хаосом в сознании. Если объекту ориентации грозит опасность, все становятся агрессивными. Дон Кихот становится агрессивным в защите людей и прочего живого.

Все прочие реальности — наука, искусство, средства пропаганды — правдивы и «настоящи» лишь постольку, поскольку просвещают, облагораживают человека, помогают ему разобраться в своей природе и стремлениях, защищают живое. Придают людям психологическую устойчивость, уменьшают возможность накопления агрессии и злобы, которые делают объект ориентации неустойчивым и ненадежным.

Дон Кихот чуток ко всему, что не является объективно необходимым, а людям приносит неприятные переживания, унижает их достоинство. Сложности в человеческих отношениях ищет только в объективных явлениях — в отживших формах семьи или общества, иногда в отстающей науке, в темноте человеческой, но не в самих людях, не в их злой воле и плохих стремлениях. Люди таковы, какими их сделала жизнь.

Связь с людьми — связь с объективным миром. Без нее теряет живость ума, интерес к жизни, начинает хандрить. Блок СУПЕРЭГО воспринимает встречаемых людей со всеми их достоинствами, имеющими значение при оценке в межличностных отношениях, начиная с физических данных, умения одеваться, подавать себя, кончая энергичностью, деловитостью, волей, уживчивостью и отзывчивостью.

Такой индивид не делит людей на своих и чужих. С одной стороны, все люди — свои, он обо всех заботится одинаково, всем старается быть одинаково полезен. Но тот, кто старается быть полезным для всех, не может быть по-настоящему внимательным и заботливым к узкому кругу своих близких.

Ценность Я как объекта определяется его качествами, одним из которых является информационный багаж человека. Чем этот багаж больше, тем относительно скромнее и увереннее становится сам человек, потому что он становится частицей большего мира. И вместе с тем его поведение более уверенно, он лучше знает, чего от него мир ожидает, на что надеется. Это и есть представление о себе сквозь призму мира или глазами мира.

Продуктивный элемент. Из структуры блока вытекает, что субъекты — первичное, а отношения, связывающие их чувства, — вторичное. Чувства — производное от качеств взаимодействующих людей.

Если отношения — следствие, результат, а не причина, то они должны меняться вслед за изменением материальных условий жизни общества и самого человека. Искусственные, человеческой природе и объективным условиям не соответствующие отношения несут с собой опасность конфликтов, а это значит — опасность объекту ориентации. Это уменьшает стабильность мира Дон Кихота, и чем больше такое положение затягивается, тем большей катастрофой оно грозит. Мир становится опасным, люди — агрессивными, а так как агрессия долго скрывается, еще и лживыми. Отжившие отношения кажутся искусственными, так как они больше не соответствуют реальным чувствам, сохраняемым по чьему-либо капризу, в угоду кому-то.

Люди — основная связь с миром и основной объективный источник информации извне. Это «пуповина», которую нельзя оборвать, без которой нет полнокровной жизни. Отсюда особое пристрастие к изучению и объективизации человеческих отношений, установлению их закономерностей, выявлению новых возможностей. И нетерпимость ко всему отжившему. Интуитивно-логический экстратим по-старому просто не умеет жить. Он не может согласиться с фактом существования отживших межчеловеческих отношений, не соответствующих качествам субъектов, так как он их не понимает и не в силах к ним приспособиться. (В этом, по-видимому, сильно проявляется и ЭГО.)

Второй, продуктивный элемент СУПЕРЭГО пользуется «среднестатистическим» методом. Его «выводы» — симпатии и антипатии — как бы сами собой вытекают из качеств наблюдаемых субъектов. Чувства, согласно мнению Дон Кихота, такие, какими являются вызывающие их люди. Во всяком случае, они должны быть таковыми. Если чувства неправильны, значит, просто человек ошибся в оценке людей или себя. Если поступает новая информация о качествах объекта, чувства к нему изменяются, отношения корректируются.

Примечание. Где же постоянство чувств — может спросить каждый шизотим, потому что из-за структуры блоков чувство к человеку для них всегда первичнее его качеств.

На СУПЕРЭГО человек приспосабливается к внешнему миру: творит в своем представлении картину своего собственного Я в согласии с социальным отражением этого Я. И ведет себя согласно этому социальному отражению. Например, для Дон Кихота такой поведенческий момент — его отношения с людьми. Ориентировка идет по тому, как (то есть — с какой легкостью) эти отношения завязываются.

Если отношения завязываются слишком легко — это признак того, что социум к нему питает больше чувств, чем ему казалось, значит, и его ответственность за социум больше, чем он это предполагал. Чем больше уважают личность экстратима, тем выше его ответственность за социум. Каждый экстратим стремится к ответственности за социум согласно своим возможностям. Равно как каждый интротим стремится к обязанностям согласно своим реальным возможностям.

Нормативность этики. Этика такого индивида нормативна. Это значит, что одно и то же отношение не может оцениваться как этичное и неэтичное, не может быть одновременно и хорошим, и плохим. Если любовь Анны Карениной — святая, то нельзя называть развратником и любого другого человека, у которого по каким-то причинам не сложилась личная жизнь. Нельзя его осуждать. Или, например, если известно, что у некоторых уважаемых людей расход превышает доход, нельзя обзывать

ворами и менее заслуженных. Каждый индивид вправе знать, что в этом обществе позволено, какой именно этики от него ожидают. Нельзя за одно и то же одного называть мучеником, раздираемым социальными противоречиями, а другого — развратником. Люди не должны один раз отчитываться по одним, другой раз — по другим нормам. Дон Кихот всегда в большей или меньшей степени интересовался этическими проблемами и «спасал» людей: Циолковский хотел дать им возможность переселиться на лучшую планету, Швейцер улучшал Африку, Эмиль Золя боролся за Дрейфуса, Маркс — за рабочий класс.

Эта нормативность этики, как и граничащая с фанатизмом честность Дон Кихота, часто раздражает окружающих, возникает подозрение в ненормальности или злонамеренности.

Дон Кихот согласен, что новые этические отношения могут декларировать писатели или философы: Бертран Рассел, Дидро (оба — интуитивно-этические экстратимы — Гексли). На индивидуальное творчество новых этических «норм» каждым встречным смотрит отрицательно, как на форму обмана. В этом есть определенная логика, потому что в быту почти все этические типы позволяют себе так манипулировать своими отношениями, как им удобно в достижении своих целей. А самостоятельно отличить, где скрывается новая прогрессивная закономерность этих чувств и отношений, а где — обыкновенный обман, они не могут. Равно как этический своими силами не может оценить, вскрыл его коллега логический настоящую объективную закономерность или за мнимой закономерностью прячется случайность.

Постоянное противоречие между нормативной и творческой этикой разрешают законы, законность, противоречие между нормативной и творческой логикой — академическая наука.

Для Дон Кихота отношения с людьми должны быть регламентированы всем известными правилами. Потому что самое главное — нерушимость личной жизни человека, его достоинства, личного спокойствия. Любое вмешательство в дела личности запрещено. Это раздражает людей, отклоняет их от нормального функционирования, возбуждает агрессию, поступки становятся непредсказуемыми. Агрессия Дон Кихоту непонятна, напоминает выпущенного из бутылки джинна, которого уже невозможно загнать обратно.

Примечание. Как Дон Кихот не доверяет новшествам в области этики, так Гексли боится новых логических чувств и отношений, новых научных выводов. Потому что неизвестно, к каким поступкам людей, к какому хаосу в происходящем это приведет. Как Дон Кихот боится беспорядка в эмоциях, так Гексли — беспорядка в поступках. Поэтому Гексли — лучший борец за чистоту науки и новое в этике, Дон Кихот — лучший борец за чистоту нравов и новое в науке.

Дон Кихот уверен, что все люди хороши, все берегут и любят друг друга. А если он сам эту любовь не очень ощущает, то лишь потому, что ему недостает каких-то качеств, за которые обычно любят. Любовь — правило, ее отсутствие — исключение из правила. А вот Гексли таким же образом к каждому человеку подходит как к разумному и способному, чего уж никак не может Дон Кихот.

Хороший и честный. Дон Кихоту очень важно быть хорошим и честным. Подозрение в нечестности, наверное, хуже любого другого подозрения, поэтому в условиях, в которых почти каждый другой тип ИМ разбогател бы, Суворов остался нищим. Он ждет оценки и оплаты своего труда, сам же себе оплаты требовать не может. Мы не считаем, что это свойство хорошее или плохое. Оно просто есть. Но оно почти полностью перестает бросаться в глаза у дуализированного Дон Кихота.

Дон Кихот плохо себя чувствует среди новых людей, которые его не знают, которым о его достоинствах неизвестно. Этого не бывает у дуализированного Дон Кихота, так как отношения с людьми Дюма полностью берет на себя, хотя уважению к людям учится именно у Дон Кихота.

Выше мы говорили о том, что Гексли без внушения других не смеет приступить, допустим, к диссертации, не уверен, что на это у него достаточно объективных качеств. У Дон Кихота по-другому. Он отлично знает, на какое дело хватит его сил и способностей. Ему не хватает другого — знания, что у него есть на это моральное право. Свою склонность заниматься исследовательской работой он приписывает и всем другим. И не знает, этично или нет с ними конкурировать.

Самооценка. Дон Кихот постоянно проверяет, в какой мере он соответствует тому, чего от него ожидает его повседневное окружение. Страстно и по всем доступным источникам собирает сведения о достоинствах других людей ради наиболее точной самооценки, а если можно и нужно — чтобы подтянуться. Оценка определяется социальными привычками оценивающих, социальным статусом оцениваемого и тем, что окружающие привыкли ожидать от него. И еще тем, насколько данный индивид в настоящее время необходим обществу, насколько его следует активизировать или, наоборот, сдержать активность. Индивид, активность которого следует поощрить, получает больше возможностей самовыражения, на любое проявление его личности смотрят с одобрением, с особым удовольствием и радостью принимают его чувства.

Если отношения с окружающими завязываются очень легко, это признак того, что социум к индивиду питает больше положительных чувств, чем ему казалось, то есть что он более нужен, чем ему казалось. Значит, он ценнее, чем предполагал, и нужен обществу больше, чем предполагал. Уважением к личности экстратима поощряется чувство его ответственности за социум. Экстратим от этой ответственности никогда не отказывается, и степень его ответственности за общество или круг ответственности определяется тем, насколько общество его к этой ответственности допускает. В каждом экстратиме дремлет руководитель.

Если в отношениях появляются трудности, если кто-то хоть плечом повел, удивляясь его фамильярности и беспардонности, это уже признак того, что в своих чувствах он переступил дозволенную границу, что он и его чувства ценятся меньше, чем он предполагал, что его личность не соответствует оценкам социума.

Обычно Дон Кихот постоянно критически себя оценивает, сравнивая с другими. Стремится стать образцовым и вместе с тем осторожен в этом стремлении. Оно должно остаться незамеченным, потому что похвалы по СУПЕРЭГО опасны не менее критики.

Блок собирает информацию, которая необходима для объективной ориентации во внешнем мире и для самооценки. Это возможно лишь до тех пор, пока реализация блока не привлекает внимания посторонних. Как только Дон Кихот сам как человек становится объектом похвал или порицания, связь окружающие — Дон Кихот становится более явной, чем Дон Кихот — окружающие. И он теряет необходимую ему внешнюю ориентировку.

Поэтому если он делает что-то, где нужно себя проявить и волей-неволей привлечь внимание окружающих к своей личности, он склонен оправдываться тем, что его якобы заставили другие. Чем обычно очень доволен Дюма: он заставил! Если делает подарок, говорит, что отдает ненужную вещь. Старается быть среднехорошим, средневежливым, среднеэлегантным и т. д. И никак не может стать примером для других. Как только появляется такая опасность — начинает чудить. С удовольствием, например, тренируется, но избегает соревнований — не любит выигрыша, как и проигрыша.

Оценка «хороший» или «плохой» человек для него неприятна, двусмысленна. Если назовут хорошим учеником, тоже неуютно. Другое дело, когда скажут — «этот мог бы учиться, если только хотел бы».

В межличностных отношения таков, каким его ожидают увидеть. Доверяющих не обманывает. Ни тех, кто о нем думает хорошо, ни тех, кто думает плохо. Если только точно знает, чего они от него ожидают. Со злым он злой, с мягким — мягок. Вертеть им может тот, чья мягкость сознательная, кто сознательно этой мягкостью манипулирует.

Угодить ожиданиям окружающих и успокоить свою совесть — не просто и в совершенстве все равно не удается. Так как приходится сталкиваться с очень противоречивыми ожиданиями. Поэтому его знание о себе, о том, каков он есть на самом деле и каким должен быть, противоречиво.

Человек ищет постоянства, поэтому тянется к какой-либо группе возможно более на него похожих людей, к постоянной, насколько это возможно, самооценке, постоянному образу своего Я.

Обеспечение информацией. Информацию о субъектах и объектах Дон Кихот собирает не только для себя. Он ею делится и с другими. Во-первых, дает информацию тому, кто о ней спрашивает. Без спроса обеспечивает нужным тех, кого хочет приблизить к себе или кого любит, уважает.

Покупки. Из-за того, что в этом блоке чувство — следствие качеств самого объекта, Дон Кихот объект покупает раньше, чем появляется уверенность, что этот объект именно то, что ему нужно. Он прежде покупает объект, а потом привыкает к нему, осваивается или не осваивается с ним. Кроме того, большое значение имеет то, с каким чувством объект воспринимается другими людьми, если они объект отрицают, Дон Кихот не может с ним освоиться.

С ним почти не бывает так, чтобы он чего-то очень хотел, чтобы о чем-то конкретном заранее мечтал, то есть чтобы питал чувство к тому, чего нет. Просто он хочет иметь все то, что люди считают нужным иметь, чтобы не обращать на себя лишнего внимания.

Дон Кихот — организатор. Дон Кихот — хороший организатор, потому что видит потенциальные возможности людей и ситуации. Но при этом выполняет лишь волю других, то есть действует по чьему-то поручению. Или по распоряжению какой-либо инстанции, какого-либо учреждения, то есть по своему служебному положению, как действовал и Суворов. Или по воле самой организуемой группы. Вероятно, Кромвель и Гарибальди были Дон Кихотами. Это причина того, почему (независимо от реальных условий) этот тип не может разбогатеть. Почему, например, Суворов не воспользовался ни одной своей победой, почему не привозил домой богатых трофеев? Потому что действовал по "воле государства, а значит, и вся «добыча» принадлежала государству. О нем, его доле и благополучии должен заботиться тот, от имени кого он действует. Значит, последний должен вести себя, как обеспокоенный его благополучием любящий и умный Дюма. В жизни это не так уж часто случается.

Дон Кихот может организовать только полностью свободную волю людей при полной уверенности, что он никем не манипулирует, что не навязывает своей воли.

Во избежание противопоставления воли организуемый контингент должен понимать то, что понимает организатор, и желать в целом того же, чего желает организатор. Лишь при этом можно избежать противопоставления своей воли воле других и добиться успешных результатов. Поэтому в работе Дон Кихот начинает с разбора интересов организуемого контингента, старается сжиться с этими интересами. Лишь после этого можно начать дело.

Организует успешно, если верит, что действует не в своих интересах, а в интересах группы. Его личные интересы, личная польза — на уровне того, что ему предлагает и дает окружение. Его благополучие должно соответствовать ожиданиям окружающих. Многие отмечали, что Суворов своим способом жизни старался импонировать солдатам. Несомненно, только мы это называем по-другому. Без этого он не мог бы с ними работать. Это вытекает из специфики СУПЕРЭГО, требующего полного доверия.

По собственной инициативе, насколько нам известно, Дон Кихот организует в двух случаях. Первое — поиск людей, которым нужны его смелость и находчивость. Благодаря тому, что кому-то нужен, он становится нужным и себе. Если каждый сенсорик нужен сам себе и может жить ради себя самого, то у интуитивных, и особенно логических, это никак не получается. Они чувствуют содержательность своей жизни лишь при условии, что кому-то нужны, что на кого-то работают. Сенсорик выбирает того, кто нужен ему, интуитивный — того, кому нужен он.

Второе — поиск и создание своей референтной группы. Как мы уже говорили, Дон Кихот не может выделяться среди других даже своими хорошими качествами. Не может стать объектом восхищения и поклонения. Это не тот тип. Не будем пока разбираться подробно почему, но факт остается фактом: эта неприметность необходима его блоку ЭГО. То, что мы называем экстравертной интуицией, — восприятие структур объектов — в других условиях не работает. Если Дон Кихот говорит: «Я не такой, как другие, и хочу быть не таким, как другие», он противопоставляет свою волю воле других и в этих условиях нормально функционировать не может. Поэтому он говорит:

«Извините, но я не могу стать иным, чем я есть», и прикидывается чудаком, о котором уже никому не приходит в голову сказать, что он противопоставляет себя другим. Но позиция чудака меньше способствует улучшению условий функционирования, чем группа, с которой можно слиться и стать «одним из них», в которой возможен рост за счет обмена мыслями. Такую группу всегда имел (сборы психоаналитиков на дому) Зигмунд Фрейд. Так сформировалась его школа и выросло ее влияние. Причем — не столько влияние Зигмунда Фрейда как личности, хотя он со временем и стал знаменитым, сколько влияние психоанализа.

Итак, Дон Кихот организует референтную группу, когда не может слиться с непосредственным окружением и стать в нем незаметным, когда выполнить ожидания окружающих слишком трудно, потому что это не рост, а деградация и его личности, и его дел. Люди подбираются с похожими способностями, интересами и стремлениями, то есть, как правило, такие, для которых он не может стать примером и вождем, а наоборот, по возможности такие, за которыми еще и сам он может подтягиваться. Люди, которые слишком отстают и, таким образом, в жизни группы никоим способом не участвуют, перестают его интересовать. Дон Кихот не боится более ярких, чем он сам, личностей, наоборот, старается их привлечь как натуральную предпосылку своего собственного роста. Организуя такую группу, чаще всего становится центром, благодаря которому группа возникла и функционирует. Но именно организационным центром, а не вождем. С не меньшим удовольствием участвует в группах, организованных другими, пока они удовлетворяют его потребности.

Интересно отметить, что когда Дон Кихот организует группу людей по интересам, то больше всего она выражает интересы всех интуитивно-логических и логико-интуитивных. Как экстратимов, так и интротимов. Участие всех других носит, как правило, более или менее эпизодический характер. Они чувствуют себя как бы гостями-слушателями. Тогда как для всех четырех интуитивных типов:

ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКОГО и ЛОГИКО-ИНТУИТИВНОГО ЭКСТРАТИМОВ, ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКОГО и ЛОГИКО-ИНТУИТИВНОГО ИНТРОТИМОВ - она становится натуральным прибежищем.

Примечание. Такое образование из четырех типов ИМ назовем клубной группой. Из 16 типов ИМ образуются четыре клубные группы, то есть группы по интересам. Кроме вышеупомянутой, такие группы образуют все интуитивно-этические, все сенсорно-логические и все сенсорно-этические.

СУПЕРИД

На внешний мир человек этим блоком смотрит так, как мир смотрит на него. Если мир замечает его чувства, придает им значимость, тогда и чувства внешнего мира для индивида, как и свои собственные, приобретают рельефность и большую ценность. Только сквозь свои чувства, в которых разобраться помог внешний мир, другие люди, человеку становятся «доступными соответствующие чувства других. По сути дела, только благодаря этим другим ему становятся доступными или недоступными и свои собственные чувства и чувства других.

Если мир на чувства экстратима, как и других окружающих людей, смотрит добрыми, внимательными глазами, вслед за ним (миром) все это начинает замечать и сам экстратим. Тот, кто распространяется на тему соответствующих чувств других людей или даже своих собственных чувств, говорит ему, во-первых, о том, что это есть и у него, значит, говорит как бы про него. Обогащает его самопознанием, а тем самым и познанием. В этом блоке познание мира идет через самопознание. Кто не познал этим способом (в том числе в заботах другого) и постоянно все снова и снова таким образом не познает себя самого и окружающий мир, тот глух к этому аспекту чувств. Кто не познал его со слов и в заботе другого о нем, на этом блоке воспроизводит немного энергии, и его «КПД» низок. Его чувства тогда знают лишь два оттенка: черное и белое. Для Дон Кихота это «болит» и «не болит», без оттенков приятного и неприятного. Здесь интересный парадокс. Если чувства индивида на этом блоке не воспроизведены, не расшифрованы другими индивидами, то есть если они как бы в комке, человек свое Я по этому аспекту не отделяет от этого аспекта всего остального мира.

Например: Дон Кихот с невоспроизведенными сенсорно-эстетическими чувствами свою боль плохо отличает от боли других людей, как и других живых существ. Более того — боль на кино- или телеэкране его потрясает не меньше, чем своя собственная. Поэтому, когда на его глазах ущемляются физические интересы других (бьют ребенка или собаку), это его приводит в ярость, приводит к агрессии: защищая другого, он фактически защищает себя.

Восприятие блоком СУПЕРИД очень сложно. Во-первых, если блоки активного кольца получают информацию о внешнем мире и, в том числе, о самом себе, то блоки пассивного кольца, наоборот, о самом себе и лишь «в том числе», то есть в какой-то мере, — о внешнем мире. Потому СУПЕРИД Дон Кихота сигналы-раздражители в основном получает лишь из своего тела, то есть узнает что-то лишь про свое самочувствие. Это недифференцированное знание на уровне первой сигнальной системы. Разобраться в своем самочувствии он не может.

Регулировать это самочувствие и свои настроения как продукцию блока тоже не может.

Акцептный элемент СУПЕРИД каждого экстратима воспринимает чувства каким-то слипшимся комком, и индивид про них ничего вразумительного не может сказать. В таком состоянии нельзя успешно функционировать, блок не обслуживает психосоматических потребностей индивида. Нужна «подсветка» или социальная опека со стороны других типов ИМ, нужны дифференциация и возбуждение чувств, в первую очередь со стороны дуалов и активаторов. Их отлично дифференцированные чувства и переживания становятся усилителями. Чувства, которые сам экстратим воспринимает в скомканном, сжатом виде, благодаря им «выпрямляются», приобретают форму, становятся отчетливыми, в них можно разобраться. В них и сам экстратим теперь гораздо лучше ориентируется.

Настроения и эмоции Дон Кихота определяются самочувствием, то есть комплексом сенсорных чувств и переживаний. При хорошем самочувствии настроение хорошее, при плохом — плохое. Настроения изменчивы, «лабильны», но сам он этого не замечает, полностью отдаваясь впечатлению момента. Когда он в хорошем настроении, уверен — он силен, мир прекрасен, и это будет длиться века. Когда в плохом — он сам слаб, мир тусклый, и тоже на века.

Эмоциональная активность, жизнестойкость этого индивида напоминает реку, вода в которой поднимается при наличии сенсорных раздражителей по первой и второй смешанным системам и падает, а то и совсем иссякает при их отсутствии. Можно сказать, что как жизнерадостный трудоспособный член общества этот индивид материализуется только благодаря сенсорным чувствам, которыми его обеспечивает окружающее пространство.

Сопереживание. Научиться отличать составные части самочувствия, а тем более высших эстетико-сенсорных чувств, Дон Кихот может лишь способом сопереживания. Происходит самопознание и познавание мира путем сопереживания. Оно образовано как бы из двух частей.

1) Индивид наблюдает за сенсориками и учится у них, что такое самочувствие, как к нему следует относиться, учится замечать и различать свои ощущения, привыкает, что внимание к самочувствию — одна из составных частей жизни.

2) Переживание другими самочувствия Дон Кихота и корректировка этого самочувствия, а вместе с этим — корректировка его настроений.

Тот, кто распространяется на тему своих сенсорно-эстетических чувств и переживаний, заставляет Дон Кихота прислушаться к собственным чувствам. Пока он таким образом не познал своих чувств, он глух и к оттенкам этих чувств другого человека. Значит, самопознание идет через заботы другого как о своих, так и о его удобствах и удовольствиях.

Лучше всего с этой функцией справляется ЭГО Дюма, которое дифференцирует и как бы растягивает, а тем самым делает более фиксированными впечатления от происходящего в окружении. Придает значимости, формирует неопределенные чувствования СУПЕРИД Дои Кихота и тем самым накладывает на него отпечаток того, как это воспринимается и переживается всем социумом.

«Кислые» настроения Дон Кихота — признак того, что ему плохо или не хватает впечатлений его сенсорным чувствам. Дюма развлекает его, обеспечивая сенсорно-эстетическими чувствами, например, зрелищами, путешествиями и вообще — подвижным образом жизни, добавляя свои собственные реакции на все это как усилитель. На каждое свое сенсорное чувство, даже на его оттенок, Дюма реагирует определенным настроением, то есть дифференцированно.

Чем более разнообразно реагирует Дюма на доходящие до Дон Кихота сенсорные впечатления, тем больше качественной информации накапливается на акцептном элементе СУПЕРИД. И тем более накал эмоциональной готовности и решительности к жизни, к действию. Если эти впечатления достаточно яркие, какие обычно бывают при очень подвижной жизни, обеспечивающей сильными сенсорными впечатлениями, тогда потребность в постоянном дуале ощущается меньше, не является такой неотложной.

Настроение Дон Кихота определяется самочувствием, а самочувствие самим индивидом осознается плохо. Отсюда беспомощность в регуляции собственных настроений. Плохое настроение есть сигнал плохого самочувствия или просто недостатка сенсорно-эстетических впечатлений (можно сказать — развлечений, хотя это не обязательно развлечения в прямом смысле этого слова). Чтобы функционирование блока взять под контроль разума, необходимо иметь рядом человека, который постоянно осознает слагаемые физического самочувствия. И знает способы их изменения. При повседневной кооперации идет непрерывное подражание тонкому чувствованию и разумному отношению к своим чувствам дуала. Возможно, здесь самое важное то, как свободно Дюма чувствует себя в занимаемом пространстве, как он в нем нежится и наслаждается бытием. Как классифицирует сенсорно-эстетические чувства и впечатления, прислушивается к ним, превращает умение в них разбираться в средство глубокого интеллектуального познания мира.

В обмене информацией (ИМ) Дон Кихот старается узнать все доступное ему о чувствах окружающих людей и на этой основе сконструировать, воспроизвести соответствующий аспект окружающего мира. А в своем поведении (СЭМ) индивид себя ведет согласно законам сконструированного таким образом мира. На СУПЕРИД человек приспосабливает мир к своему собственному образу. Можно сказать, что он творит мир согласно своим личным параметрам, которые он познал благодаря другим людям. Чем больше поступает опосредованных другими сигналов-раздражителей, тем больше то, что Дон Кихот воспринимает, соответствует тому, что мир дает на самом деле, тем объективнее его представление о внешнем мире и тем больше его оценки соответствуют действительности.

У врача. Физические ощущения у Дон Кихота настолько неопределенные, что, даже заболев и попав к врачу, он жалуется не на неприятные чувства, в том числе чувство боли, а на то, что не может работать. Что и как болит, какие имеются неприятные ощущения, он не может сказать — просто не умеет. На это нет ни памяти, ни словаря. Даже острые приступы боли кажутся правдивыми до тех пор, пока они не прошли, пока отражаются на настроении.

О самочувствии этих людей свидетельствует только их настроение. То есть, по сути дела, все сводится к тому, что происходящее с телом — «чувства тела» — позволяет или не позволяет, способствует или не способствует хорошему настроению.

В осознаваемости получаемых блоком сигналов-раздражителей индивид более зависим от внушения своих близких, чем от реальных сигналов-раздражителей. Внушаемая информация как бы накладывается поверх непосредственно полученной и проявляет ее. Если такого внушения нет или внушаемое противоречит отражаемому, Дон Кихот теряет ориентацию в своем самочувствии и возможность реагировать на его ухудшение, что приводит к хроническим нарушениям ЭМ, то есть к болезням.

Простой пример. У Дон Кихота появились эпизодические боли. Он обратился к врачу, который сказал, что ничего серьезного не видит, что на это не следует обращать внимание. Боли усиливаются, превращаются в продолжительные приступы, но ему ведь сказано, что на них не следует обращать внимание. Всерьез разобраться в своих ощущениях и рассказать о них, жаловаться он не может, тем более что уверен, что в первый раз врач ему не поверил. Легче вытеснять, чем жаловаться. В том, что в его организме творится что-то неладное, может разобраться лишь дуал, который обо всем судит по настроениям и изменившейся подвижности партнера. По эмоциональной заторможенности и вялым движениям Дон Кихота. Потому к врачам следует ходить вдвоем, иначе пройдут десятилетия, пока появится объективный диагноз. Ошибочно мнение, что врачи судят о болезни индивида по объективным показателям. Не по объективным показателям, а по субъективному умению рассказывать о своем самочувствии и жаловаться. Без этого диагностируют только сенситивы.

На СУПЕРИД экстратима собственные чувства на втором плане, то есть в первую очередь учитываются чувства — а значит, и потребности — других. «Как я могу мучить врача своими проблемами, — говорил нам один Дон Кихот, — если я вижу, что моя личность ему как камень на шею, если его не интересую ни я, ни мой случай, если все его мысли крутятся о том, когда же наконец я его оставлю в покое. Вот я и спешу». Когда это самопожертвование происходит в постоянном, довольно узком кругу людей, от этого страдает не только жертвующий, но и тот, во имя которого эта жертва приносится, потому что жертвующий становится как бы беспричинно злым, нервозным, вечно недовольным. Не принимать эти «жертвы» умеют лишь дуалы.

Познание окружающего на СУПЕРИД идет исключительно через самопознание. То есть, если индивид благодаря дуализации осознает свои потребности, он умеет реально позаботиться и о потребностях других, при том не нарушая своих собственных интересов. Можно сказать, что индивид относится к миру так, как мир отнесся и относится к нему.

Интересная мелочь — при вопросе: «Будешь ли ты еще есть?» Дон Кихот осознает свою сытость, а без такой заботы о нем может что-то глотать без удержу, просто для успокоения какого-то внутреннего беспокойства, а не для утоления голода. При таком вопросе, как и вообще заботе о нем, он осознает свое настоящее самочувствие.

Удачная сексуальная жизнь дает разнообразие эстетико-сенсорных чувств и потому способствует устойчивому хорошему настроению и даже некоторой эйфории. Сексуально возбуждается Дон Кихот только при возбужденном партнере, то есть пальма первенства сексуальной активности в руках другого. Хотя право первого прикосновения — за ним.

Эмоциональный подъем. СУПЕРИД Дон Кихота должен обеспечить непрерывность внутреннего возбуждения, эмоционального подъема, отсутствие которого прерывает процесс ЭМ. Оно резко отражается на всем состоянии человека, на всех этапах или ступенях ЭМ. А значит, и на том, как человек выглядит, — на его активности, подтянутости.

Активность Дон Кихота прямо пропорциональна эмоциональности его жизни. В эмоционирующем окружении, особенно — эмоционально растерянном, «охающем и ахающем», Дон Кихот не знает усталости и плохого настроения.

В потоке положительных эмоций окружающих, особенно тех, которые заботятся о его самочувствии, такой индивид всегда чувствует себя отлично и в полной безопасности. И в то же время теряется при любой эмоциональной неблагожелательности, которая бьет его по самому слабому звену ИМ. Дон Кихот не боится того, что называется реальными опасностями, они лишь возбуждают его активность. Ему опасна неблагожелательность окружения, отсутствие вокруг положительно настроенных к нему людей. Почему? Наверное, потому, что эмоциональный удар по СУПЕРИД говорит, что социум плохо относится к реализации ИД индивида. Такой удар — способ отвести энергию от этой реализации. То есть ИД Дон Кихота действует лишь постольку, поскольку СУПЕРИД обеспечивает эмоциональным возбуждением для превращения «потенциальной» энергии в реальную. Эмоциональный удар является снятием этого внутреннего возбуждения, это как бы отрицание, перечеркивание этого возбуждения как неправильного, ошибочного. Потому индивид и сникает.

Дон Кихота нельзя купить подарками. Он, его услуги покупаются эмоциями. Интересно, что самым лестным для него является комплимент его эмоциональной выносливости, тому, что он, как никто другой, «не теряет духа» в трудных ситуациях. Но в трудных он и вправду устойчив, он падает духом в ситуациях, окрашенных отрицательными эмоциями. Часто создается впечатление, что он просто питается положительными эмоциями, то есть действует исправно, пока не использован их запас и пока получаемое минус подкрепление не превышает плюс подкрепления.

Если только есть возможность, минуты эмоциональной слабости им очень тщательно прячутся. Он вообще не склонен показывать другим своей импульсивной эмоциональности, а тем более растерянности или несдержанности, особенно слез, которые в минуты беспомощности навертываются быстро. Слезы — признак не того, что ему больно, а того, что он растерян, потерял контроль над ситуацией.

Вообще каждый человек чувствует, что неполадки на СУПЕРИД обусловливаются отношением к нему социума, и поэтому ожидать помощи, показывая свою слабость, нельзя, это ничего, кроме большего непонимания, не даст.

Парадокс эмпатии. Если чувства индивида на этом блоке постоянно не страхуются дуалом, образуют малодифференцированный «комок», человек свое Я по этому аспекту не отделяет от остального мира. Такой Дон Кихот на боль других может среагировать как на свою. Больше того — его потрясает боль на кино- или телеэкране. Поэтому, когда на его глазах ущемляются физические интересы других, он приходит в большее волнение, чем если бы затронули его. Агрессия, которая приносит кому-то дискомфорт, его ожесточает как факт беспорядка в мире. Защищая другого, он защищает себя. Становится защитником, не считаясь с опасностью поражения и тем, что рискует больше, чем сама жертва. Все это результат необъяснимого внутреннего состояния, подобного шоку. Несомненно, что среди организаторов общества охраны животных — там, где они есть, — непременно присутствует и этот тип ИМ. Это волнение слишком неприятно, чтобы человек не прилагал всех усилий для его избежания.

Эмоции при опасности. Когда экстравертная этика — эмоции — второй элемент СУПЕРИД (как у Дон Кихота), в опасных ситуациях их не видно, потому что все внутреннее возбуждение используется во внешней активности блока ИД. Блок ИД как экспансивный блок пользуется в проявлении активности первенством по отношению к серединному блоку СУПЕРИД. Внутренняя возбужденность Дон Кихота реализуется в эмоционировании на блоке СУПЕРИД лишь тогда, когда оно не реализуется в деятельности на ИД. Поэтому в опасных ситуациях он не эмоционален, а напряжен. Напряжен и очень находчив. Чем больше напряжение, тем больше находчивость. Все возбуждение предназначается для использования в первую очередь на блоке ИД. На СУПЕРИД реализуются лишь «излишки»: индивид эмоционирует лишь в возбуждающих, но безопасных ситуациях или после того, как опасность проходит. То есть, когда появляется избыток энергии, которую нельзя использовать в активной деятельности, открывается «запасной» клапан и индивид «эмоционирует». Поэтому обычно чем больше активность (а значит, и опасность, ведь возбуждение энергии для перехода из потенциального состояния в «кинетическое» в таких блоках ИМ требует какой-то опасности), тем больше серьезности и сосредоточенности. Фактически то, что можно назвать эмоционально деловой надежностью этого типа (похожими свойствами отличается СЕНСОРНО-ЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСТРАТИМ), обеспечивается раздражением акцептных элементов блоков СУПЕРИД и ИД. Если сигналов-раздражителей для раздражения вышеупомянутых элементов нет, нет и мобилизующего фактора, не появляется ни внутренняя возбужденность, ни внешняя активность. Вот почему оба эти типа ИМ никак нельзя взять испугом. Тот, кто дает повод для страха, лишь мобилизует их активность.

Если ситуацию перевернем, то можно сказать, что во время напряженной работы, а таковой работа для них является только в минуты определенной опасности или азарта, они не могут эмоционировать, то есть продуцировать эмоции все внутреннее возбуждение уходит на работу. В такой ситуации блок СУПЕРИД ничего не реализует.

У ИНТУИТИВНО-ЭТИЧЕСКОГО ЭКСТРАТИМА - Гексли - и СЕНСОРНО-ЭТИЧЕСКОГО ЭКСТРАТИМА — Наполеона, у которых экстратимная этика — второй элемент ИД, все происходит по-другому. Блок ИД пользуется правом первенства. Поэтому возбуждение, во-первых, используется не для превращения потенциальной энергии в «кинетическую» ради использования в деле, а для эмоционирования. И это не так глупо, как может вначале показаться. Эти эмоции исполняют социальную роль, используются для воздействия на не возбуждаемых другими способами дуалов.

Примечание. Про Наполеонов хорошо известно, что при эмоциональной перенапряженности они доходят до эпилептоидоподобных припадков.

К сказанному можно добавить, что Дон Кихоту даже в опасных ситуациях недостает своих собственных чувств дискомфорта и опасности для по-настоящему сильного внутреннего возбуждения.

По-настоящему сильными, волевыми, решительными и быстро действующими становятся лишь в условиях, когда можно взять на себя ответственность за других. За тех, кто в опасной ситуации эмоционирует, разными способами, в том числе и словами, показывает свои чувства. С радостью берут эту ответственность, так как только благодаря ей могут полнее себя реализовать.

Часто ли удается взять на себя такую «раскручивающую» ответственность? По-моему, чаще не удается, и это приводит к пониженному жизненному тонусу. Кроме того, человеку, который недобирает возбуждения, не теряет и времени на это возбуждение, больше времени остается для повседневной работы. На недобирающем возбуждение индивиде это плохо отражается, потому что это еще больше увеличивает диспропорцию между тем, сколько энергии человек может отдать работе, и насколько он старается выложиться, потому что больше ему нечем заняться. В обществе часто престижна лишь работа, и каждый ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСТРАТИМ, как и СЕНСОРНО-ЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСТРАТИМ, старается все возможное время отдать работе. Выход ищет и находит сам организм. Организм вступает в борьбу с сознанием. Поэтому эти два типа ИМ особенно «циклоидны». А. Е.Личко СЕНСОРНО-ЛОГИЧЕСКОГО ЭКСТРАТИМА так и называет - циклоидом. ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСТРАТИМ в результате действия того же механизма неполной реализации заработал название «лабильного». Лабильного как в настроениях, так и в самочувствии. Все они склонны к депрессиям или пониженному давлению, что само но себе ставит преграды их трудоспособности. Обыкновенный «бег в болезнь».



visits

Community Server